Наука и техника Наука и техника - Душой в надзвездный край
  11.12.2018 г.  
Главная arrow НЛО arrow Серьезно и несерьезном arrow Душой в надзвездный край
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Душой в надзвездный край
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
13.07.2010 г.

Загадочная русская душа... Ее глубины и высоты не измерить ни Марианской впадиной, ни горой Джомолунгмой. "Даль, бесконечность притягивают русскую душу", - писал философ Н. Бердяев. Может быть в этой устремленности вырваться за земные пределы 1и есть ее разгадка? Действительно, идея взаимосвязи - души человека и космоса могла бы здесь разъяснить многое. Но далеко не все, чтобы ставить последнюю точку, ибо как звучит риторический вопрос в устах лермонтовского Мцыри: "А душу мою можно ль рассказать?".
Удивительный пример загадочности русской души явил собой великий русский поэт М. Ю. Лермонтов. 
В стихах он часто говорит о своей избранности и даже называет себя "неведомым избранником". Чей же он избранник? Какие истины доступны ему и недосягаемы для других смертных? Свою сокровенную тайну Лермонтов открывает читателям в строках:
Хранится пламень неземной со дней младенчества во мне.
Лермонтов обладал необыкновенно тонкой душой, этим чутким инструментом, способным уловить то, к чему слепо и глухо большинство человечества. Душа, мятежная и нежная, в которой даже слабый сигнал из внешнего мира (чей-то жест, взгляд, слово), не говоря уже о мощном воздействии из космоса, рождал бурю чувств и смятений, она уготовила Лермонтову участь быть избранником неведомых неземных сил. Они манили его обещанием разгадки великих тайн мироздания и требовали принести на жертвенный алтарь земные ценности и человеческие радости. И Лермонтов, подобно гётевскому Фаусту, делает выбор:
Для тайных дум  я  пренебрег
И путь любви  и славы  путь,
Все, чем хоть  мало в свете  мог
Иль отличиться,  иль блеснуть.
Современникам поэта (и нескольким поколениям потомков - тоже) с их сугубо земным мироощущением не суждено было понять его. Лермонтов мучительно переживал это непонимание, которое воздвигло непреодолимый барьер между ним и обществом.
Не установив душевного контакта с людьми, Лермонтов устремляет
свой взор на небо. Но не персонифицированный в человеческом образе бог является контактирующим с ним субъектом, а космос (вероятно, поэтому так явно выражена в творчестве поэта тема космоса, которая, впрочем, обойдена вниманием большинства исследователей). Отступив От традиционного прочтения лермонтовской поэзии, мы можем увидеть модель этого контакта:
Любил я с колокольни иль с горы,
Когда земля молчит и небо чисто,
Теряться взором в их степи огнистой,-
И мнится, что меж ними и землей
Есть путь, давно измеренный душой,-
И мнится, будто на главу поэта
Стремятся вместе все лучи их света.
Как видим, Лермонтов, не прибегая к иносказаниям, прямо указывает на существование канала ("путь, давно измеренный душой"), по которому ему из космоса шел информационный поток ("на главу поэта стремятся вместе все лучи их света") при удобных для этого условиях ("когда земля молчит и небо чисто"). Эту информацию, не облеченную в логическую форму, поэт принимал естественно не разумом, а душой.
Эти рассуждения можно было бы отнести к области фантастики, если бы не современные открытия, выявившие иллюзорность нашего традиционного миропонимания и доказавшие существование лептонного поля и пси-функции, которая является невещественной данностью и определяет жизнь Вселенной. Это позволяет принципиально по-иному посмотреть и на самого человека, который имеет не только телесную оболочку, но и информационно-энергетическую, невидимую глазом, но доступную чувствам. Эта вторая оболочка и есть то, что еще с древних лет называли душой человека.
Душа, являясь малой частью огромного, пронизывающего весь космос лептонного поля, контактирует с ним, получая определенную подпитку. И если человеку с неразвитыми чувствами практически недоступен этот контакт, то можно представить насколько велик он был у Лермонтова. В таком случае вовсе не лишены прямого смысла его стихотворные строки: "Я в край надзвездный пылкой душой Летал на колеснице громовой!..".
Душа помогла преодолеть тогда еще непреодолимую "заземленность" человечества и подарила его воображению небесный полет над землей:
И я глядел в восторге с высоты,
И подо мной, как остов великана,
В степи обросший мохом и травой,
Лежали горы грудой вековой.
Воображению Лермонтова оказались подвластны и высоты гораздо большие, с которых уже невозможно различить горные вершины. Поэту открывается вид нашей планеты из космоса:
В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сиянье голубом...
Космонавты, наблюдавшие землю из космоса, подтвердили, что она действительно голубая. Можно, конечно, сказать, что цвет сиянья Земли в лермонтовском стихотворении случаен и выбран здесь для рифмы. Однако это легко опровергнуть: истинная поэзия - не рифмотворчество, а образное восприятие поэтом окружающего мира.
Реальность космичесого полета его души доказывает и рожденный в ней образ облаков:
Средь полей необозримых
В небе ходят без следа
Облаков неуловимых
Волокнистые стада.
Уверен, что у человека, стоящего на земле или даже на вершине горы не может возникнуть подобное сравнение. И только глядя из иллюминатора самолета на облака, на этих огромных белых мохнатых животных, по-настоящему оцениваешь точность образа, созданного поэтом.
Погружаясь душой в мощный лептонный поток, поэт получал информацию, которая раскрывала ему многие тайны мироздания. Интересным примером для более подробного рассмотрения могут послужить следующие его строки:
И все исчезнет. Верить я готов,
Что наш безлунный мир - лишь прах могильный
Другого, - горсть земли, в борьбе веков
Случайно уцелевшая и сильно
Заброшенная в вечный круг миров.
В них, как видим, четко выражена идея множества миров, которая находилась в противоречии с принципами официальной науки, идеологии и религии того времени. Но особого внимания, на наш взгляд, заслуживают слова: "наш безлучный мир - лишь прах могильный другого".
Во-первых, их можно трактовать в том смысле, что жизнь на Землю была принесена извне другими цивилизациями. А во-вторых, их вполне допустимо можно считать поэтическим выражением современной научной гипотезы о том, что материальный мир - есть отражение жизни пси-функций.
Нам остается только гадать, образы каких звездных миров рождались в воображении поэта. Он унес их с собой, оставив потомкам интригующее признание:
А много было взору моему
Доступно и понятно, потому
Что узами земными я не связан,
И вечностью л знанием наказан...
Одна из истин, которая открылась душе поэта, - это то, что Земля со всеми ее просторами и красотами - всего лишь часть космоса, а человеческий род, несмотря на то, что возник на ней и обрел здесь пристанище, все же принадлежит Вселенной. Поэт полон глубоких дум о космической судьбе человечества. Он мучается мыслью о том, что
пороки людей могут перевесить их добродетели, и это приведет к трагическому финалу.
Теперь я вижу: пышный свет
Не для людей был сотворен.
Мы сгибнем, наш сотрется след,
Таков наш рок, таков закон;
Наш дух вселенной вихрь умчит
К безбрежным, мрачным сторонам,
Наш прах лишь землю умягчит
Другим, чистейшим существам.
Тайна тайн души Лермонтова - Демон. Его мятежный образ поселился в ней, когда поэт был еще подростком, и не покидал ее до самого трагического выстрела на дуэли. Автор данной статьи берет на себя смелость утверждать, что Демон - это персонифицированный образ тех таинственных сил, контакт с которыми Лермонтов испытывал душой, но не мог дать ему логического объяснения. Поэтому Демон для поэта таинственен и ' непостижим, чему свидетельство множество редакций одноименной поэмы. Не случайно и обителью этого богоборца Лермонтов делает космос.
Читатель, вероятно, помнит те строки поэмы, где Демон добивается любви Тамары. Он не обещает ей ни дорогих украшений, ни роскошных нарядов - всего того, чем обычно прельщаются красавицы. Для Демона все это ничтожно, как пыль, как прах, и потому он, терзаемый огнем любви, обещает Тамаре неземные блаженства:
Тебя я, вольный сын эфира,
Возьму в надзвездные края;
И будешь ты царицей мира,
Подруга первая моя.
В уста Демона Лермонтов вкладывал и свои мысли и чувства, обращенные к современникам и потомкам, в расчете на понимание. И пока его нет - в надзвездных краях парит одинокая его душа, излучая таинственный свет.
Аполлон    Майков
..Л   небо   на  тебя  с  улыбкою   взирает
Как   на   капризного   ребенка   смотрит   мать,
С  улыбкой   -  потому,  что  все,   все  тайны
знает, Знает,   что  тебе   еще   их   рано   знать.

Олег Московский
 

Добавить комментарий

« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam