Наука и техника Наука и техника - Немецкий либерализм
  12.12.2018 г.  
Главная arrow Сознание arrow Общественное сознание arrow Немецкий либерализм
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Немецкий либерализм
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
10.05.2010 г.
Немецкий либерализм начала 40-х годов прошлого века представлял собой «пустую мечтательность, идеологическое отражение действительного либерализма». Объяснение ему Маркс и Энгельс находили в истории немецкой буржуазии, в экономических и политических отношениях общества. Они показали, что у немецких бюргеров в конце XVIII - начале XIX в. не было общих интересов. Раздробленности их интересов соответствовала и раздробленность политической организации.
В эпоху абсолютной монархии политическая власть приобрела «чрезмерную независимость». Государство конституировалось «в мнимо самостоятельную силу». Этим положением государства, отмечали Маркс и Энгельс, объясняются «все иллюзии насчет государства, имеющие хождение в Германии; этим объясняется также и мнимая независимость немецких теоретиков от бюргеров - кажущееся противоречие между формой, в, которой эти теоретики выражают интересы бюргеров, и самими этими интересами».
Этими же причинами объясняется и та, по выражению Маркса и Энгельса, уродливая форма, которую принял французский либерализм в Германии, в частности в философии Канта. Ни Кант, ни немецкие бюргеры, «приукрашивающим выразителем интересов которых он был, не замечали, что в основе этих теоретических мыслей буржуазии лежали материальные интересы и воля, обусловленная и определенная материальными производственными отношениями; поэтому Кант отделил это теоретическое выражение от выраженных в нем интересов, превратил материально мотивированные определения воли французской буржуазии в чистые самоопределения «свободной воли», воли в себе и для себя, человеческой волн, и сделал из нее таким образом чисто идеологические определения понятий и моральные постулаты».
Политический либерализм оставался иллюзией даже тогда, когда распыленные местные интересы сплотились в «некоторую общность» и немецкие бюргеры дошли «до той приблизительно ступени, на которой французская буржуазия находилась в 1789 году». Идеологи формирующейся немецкой буржуазии не могли понять либерализм в связи с действительными классовыми интересами, «из которых он произошел и вместе с которыми он только и существует в действительности. . .».
Анализ возникновения немецкого либерализма как типичного идеологического продукта позволяет понять, почему Маркс и Энгельс идеологию называли извращенным сознанием. Однако их анализ не сводился к доказательству того, что извращенное понимание истории есть идеология. Они показали, что подобное понимание обусловливалось господствовавшими в обществе отношениями и классовыми интересами, выступающими формой общественных отношений. Каковы экономические отношения, таковы и теории и взгляды. И это подтверждается, понятно, не одним приведенным примером возникновения немецкого либерализма, а характеристикой возникновения множества политических, нравственных и иных идей и взглядов. Можно сослаться, к примеру, и на объяснение ими взглядов немецкого «истинного социализма». «Истинные социалисты» были идеологами мелкой буржуазии и, выражая ее интересы, затушевывали противоречия между частными собственниками и пролетариями, лишенными всякой собственности. Свидетельством тому служит их теория «истинной собственности». Как показали Маркс и Энгельс, эта теория «рассматривает всю существовавшую до сих пор действительную частную собственность только как видимость, а абстрагированное от этой действительной собственности представление - как истину и действительность этой видимости; она, следовательно, насквозь идеологична. Она выражает лишь более ясно и определенно представления мелких буржуа, которые в своих филантропических стремлениях и благочестивых пожеланиях также имеют в виду уничтожение отсутствия собственности». Противоречивое положение мелких буржуа порождает такого рода иллюзии и заблуждения, распространенные и в общественной психологии, и в идеологии.
В материальных отношениях любого общества, основанного на частной собственности, заложена реальная возможность появления иллюзорного сознания. Как показал Маркс в «Капитале», в условиях товарного производства, основу которого составляет частная собственность на средства производства, общественные отношения товаропроизводителей принимают форму отношений между вещами. Это овеществление производственных отношений, происходящее в силу того, что производственные связи между людьми осуществляются не непосредственно, а через обмен вещей, на рынке, через куплю-продажу товаров, и порождает такую иллюзию, как товарный фетишизм. У людей складываются представления, будто сами вещи, товары по природе своей обладают какими-то таинственными свойствами.
Государство в эксплуататорском обществе, являясь продуктом проявления и непримиримости классовых противоречий, стремится обособиться от общества, встать над ним. Оно успевает в этом тем больше, чем полнее выражает интересы экономически господствующего класса.. Видимость самостоятельности государства и надстройки в целом также создает возможность для возникновения иллюзий.
Превращение возможности в действительность определяется господствующими общественными отношениями, обусловливающими такое разделение труда, когда выделяются специальные группы людей, занимающиеся духовным производством, поставленным на службу классовым интересам. Выясняя причины господства в Германии в 40-х годах прошлого века идеалистического понимания истории, или исторического метода, согласно которому мысли господствующего класса отделялись от последнего, а «главное, от отношений, порожденных данной ступенью способа производства», и превращались в определяющую силу истории, Маркс и Энгельс прямо указывали на его связь с деятельностью идеологов, на то, что «их практическое положение в жизни, их профессия и существующее разделение труда очень просто объясняют этот метод». Таким образом, иллюзорный характер идеологии определяется реальными отношениями между людьми в обществе, основанном на частной собственности на средства производства, существующим в нем разделением труда. В таком обществе идеологическая деятельность приобретает специфические черты, которые яснее позволяют понять и характер продуктов этой деятельности. Напротив, в обществе, где отношения между людьми становятся подлинно человеческими, осуществляются непосредственно и выступают в ясной форме, исчезает основа для появления иллюзорного сознания.
Существование идеологии определяется потребностью в защите интересов тех или иных социальных общностей людей. По своему характеру она может быть ложным или истинным сознанием, но не это придает ей качественную особенность. Такую особенность ей придает та служебная роль, которую она выполняет как самосознание общества, обосновывая и защищая интересы людей. Так, классовый интерес буржуазии на заре капитализма частично совпадал с интересами общества, а по мере развития капитализма пришел с ним в противоречие, в дальнейшем переросшее в конфликт. Буржуазия изжила себя как класс и превратилась в тормоз прогрессивного развития общества. Отсюда потребность у данного класса в идеологии, которая бы выдавала частный интерес буржуазии за интерес общества независимо от того, каково действительное отношение этих интересов.
Интерес рабочего класса со времени возникновения этого класса становится общественным интересом, поскольку рабочие не могут освободить себя от эксплуатации и угнетения, не освобождая при этом все угнетенные классы общества. Отсюда перед теоретиками этого класса встала задача разработки науки, раскрывающей законы развития общества, его движущие силы, условия преобразования мира.
Маркс и Энгельс идеалистическому пониманию истории противопоставили материалистическое понимание, буржуазной идеологии - науку. Марксизм и явился такой наукой. Классики марксизма не называли свое учение идеологией. Однако это не означает, что созданное ими учение не связано с интересами рабочего класса, с его борьбой. Нет, оно органически связано с рабочим классом, его деятельностью, являясь его теоретическим оружием.
Пролетариат не может освободить себя, не освобождая общественно, чтобы освободить общество, он должен осознать свое место в обществе, свою всемирно-историческую роль, цели и задачи борьбы. Другими словами, интересы класса обусловливают потребность в идеологии. Марксизм дает такое самосознание пролетариату и выступает его идеологией.
Марксизм, следовательно, выполняет и функции науки, и функции идеологии. В нем сочетаются черты науки и идеологии. Скажем, раскрывая законы общественного развития, он выступает как наука, а раскрывая ценности, принципы, нормы деятельности, поведения людей, он является идеологией. Марксизм, как и всякое другое учение, нужно рассматривать в развитии. Идеология рабочего класса могла вырасти только из науки, поэтому идеологам рабочего класса нужно было начинать с разработки общественной науки. По мере развертывания классовой борьбы рабочего класса, совершения пролетарских революций и выдвижения задач построения социалистического общества возрастала потребность в дальнейшей разработке марксизма как идеологии. Разработка вопросов стратегии и тактики классовой борьбы, организации партии и ее роли, взаимоотношения масс - классов - партий и многих других потребовала к себе большого внимания. Задача дальнейшей разработки марксизма как науки и как идеологии легла на плечи прежде всего В. И. Ленина. Он хорошо понимал двуединую функцию марксизма и призывал дальше развивать «пролетарскую идеологию - учение   научного социализма, т.  е.  марксизм».
Резюмируя сказанное об идеологии как самосознании общества, следует отметить, что она выступает самосознанием прежде всего отдельных классов. Поэтому определение идеологии как классового самосознания справедливо для любого общества, где сохраняются классы. Определяя идеологию как самосознание общества, мы имеем в виду и то, что и общество как целое может обладать таким самосознанием. Правда, не всякое общество им обладает. Скажем, общество, где господствуют общественные силы над людьми,  не обладает и самосознанием. Скачок из царства необходимости в царство свободы означает, что общество приобрело свое самосознание. Поэтому коммунизм является в истории тем сообществом людей, где самосознание не только не исчезает, а, напротив, достигает своего расцвета.
Последнее обновление ( 17.10.2010 г. )
 

Добавить комментарий

« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam