Наука и техника Наука и техника - Сонастройка
  12.11.2018 г.  
Главная arrow Эмоции arrow Эмоции и сознание arrow Сонастройка
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Сонастройка
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
21.07.2010 г.
На данном уровне  развития   нервной  деятельности происходит «сонастройка» нервных центров и «преднастройка» исполнительных органов  (те изменения в организме и нервной системе, которые мы в начале данной работы описывали как саморегуляторные изменения при эмоциях).
Скорость включения и выключения отдельных образований в какую-то целостную деятельность животного и человека определяет тип его нервной системы или темперамент.
Для использования по «назначению» сложившихся рабочих механизмов нервной системы («функциональных систем») нужно определить нахождение предмета подкрепления в пространстве и времени. Толчком к целенаправленному движению к предмету-подкреплению служит восприятие тех его качеств, которые в нем тождественны с качествами причины. Однако в постоянно изменяющихся отношениях организма и среды этот механизм недостаточен. Он достаточен только для организмов, которые реагируют лишь на подкрепление. Высокоразвитые животные должны «определить» это снимающее причину подкрепление среди многих причин раздражителей. Без этого животное и человек не могут найти предмета подкрепления.
«Вы видите, что безусловный рефлекс - до известной степени слепой - становится как бы зрячим благодаря тому, что он сигнализируется массой внешних раздражений, не имевших раньше к нему никакого отношения. Перед нами, таким образом, явление нервного синтеза, замыкательная функция больших полушарий головного мозга, сложно направляющая работу всего организма. При этом важно заметить, что эти бесчисленные то изолированные, то комбинированные внешние агенты являются не постоянными, а временными возбудителями подкорковых узлов, т. е. действуют лишь тогда, когда они правильно сигнализируют основные, необходимые для животного условия, служащие безусловными раздражителями специальных сложнейших рефлексов».
Обычно, когда мы говорим о сигнале, под этим понимаем тот «индифферентный» раздражитель, который благодаря совпадению во времени с безусловным раздражителем превратился в условный. Сигнал указывает на место раздражителя в пространстве и на время его поступления в качестве подкрепления. Он не отражает свойств подкрепления, тождественных со свойствами причины. Пока что эти свойства существуют лишь в форме чего-то принадлежащего субъекту. На этом уровне отражения находят основу ассоциативная психология, символизм Гельмгольца и Фрейда и др.
В  нормальной деятельности нервной системы сигнал есть то явление, которое в утвердившемся условном рефлексе и при сохранившейся ситуации служит    самым вероятным предвестником во времени и путеводителем в пространстве, указывающим на наличное, реально существующее подкрепление. Оно связано таким образом с подкреплением, что его появление в огромном числе случаев совпадает с реальным подкреплением. Тогда сигнал как бы заменяет подкрепление.
«Когда, - пишет И. П. Павлов, - вырабатываются условные раздражители из разнообразных внешних агентов (возьмем для примера пищевые условные рефлексы), первая реакция на образовавшийся условный раздражитель есть обыкновенно движение к этому раздражителю, т. е. животное поворачивается к месту нахождения этого раздражителя. Когда этот раздражитель находится в пределах досягаемости нашего животного,    то   оно   старается даже прийти в соприкосновение с ним и именно ртом; например,  если    условный    раздражитель - вспыхивание лампы, собака лижет ее, если же условный раздражитель - звук, то (при очень   повышенной   пищевой   возбудимости) собака даже хватает ртом воздух. Таким образом, условный раздражитель является для животного, действительно, как бы полной заменой пищи».
В другом месте И. П. Павлов так описывает замещающую роль сигнала: «Собака как бы ловит тон, ест его на лету, до такой степени эти искусственные раздражители заменяют собой пищу».
На следующем этапе реальным подкреплением служит восприятие тех свойств   предмета-подкрепления,   которые как нечто объективное тождественны у него со свойствами реальной причины. Когда реальный предмет-подкрепление («бывшая» причина) попадает сразу в поле зрения, то его восприятие становится сигналом. Это самый надежный путь, самый благоприятный вариант процесса подкрепления и снятия причины. Однако может существовать  и другой вариант, противоположный этому,  когда животное или человек воспринимают вне себя только один предмет, который ничем не   связан   с   причиной.   Тогда этот раздражитель отождествляется с подкреплением. Такой интересный случай описывает Дж. Корбетт в своей книге «Кумаонские людоеды».
«Вместо того, чтобы, как я ожидал, свалиться мертвым, тигр (после выстрела охотника) выскочил из кустов я подпрыгнув, упал навзничь на сваленное бурей, но еще зеленевшее дерево, имевшее примерно   фут   в   толщину. С невероятной яростью тигр набросился на  дерево и разломал его на куски, издавая непрерывное рычание и, что еще хуже, какой-то    заставлявший   стынуть   кровь яростный звук, как будто на него напал злейший враг». В данном случае дерево явилось  причиной, которую надо было снять, чтобы освободиться от вызванной ранением боли. Но в то же самое время оно было и подкреплением, которое должно снять причину и тем самым уничтожить боль.  Дерево - это объективированное подкрепление,  которое   в   отрицательной   эмоции   животного имелось в «идеальном» виде, хотя установившаяся связь не отражала   действительное   соотношение  причины и следствия.
 

Добавить комментарий

« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam