Наука и техника Наука и техника - Цель как психологическая категория
  12.11.2018 г.  
Главная arrow Эмоции arrow Эмоции и сознание arrow Цель как психологическая категория
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Цель как психологическая категория
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
25.07.2010 г.
В силу того что внешние предметы выступают в одно и то же время и как «содержание движущего мотива» (в качестве объекта эмоциональной формы отражения действительности), и как познание объекта в сознании («предметность перед субъектом»), они определяют активность сознания не в качестве слепых влечений, фрейдистского бессознательного или абстрактной логической схемы рационалистов, а как цель деятельности личности, знающей предмет и его отношение к удовлетворению ее влечений.
 
В процессе целенаправленной деятельности человек стремится изменить «преднайденный» в познании объективный мир согласно своей цели.
Цель как психологическая категория содержит в себе познание объекта, на основе которого человек сознательно организует свое поведение и чувство, влечение, ищущее в предмете цели свое удовлетворение. Для того чтобы предмет внешнего мира выступил в качестве цели волевого действия, он должен быть ее только познан, но человек должен еще осознать, «отразить» его значение для удовлетворения своих потребностей (личных и общественных), т. е. должен выступить в качестве объекта эмоционального отражения.
В этом виде отражения действительности субъект в своем самоопределении отождествляет себя  с  внешним объектом, «знает», что этот объект содержит в себе возможность удовлетворения его потребностей,   вследствие чего возбуждается  желание  овладеть  этим  предметом. Субъект усматривает в объекте свой собственный недостаток, свою собственную односторонность, видит в нем нечто принадлежащее его собственной сущности и, однако, ему недостающее. Для своего существования субъект должен снять это противоречие и превратить объект в часть своего внутреннего существования. В этом кроется активное практическое отношение в эмоциях та окружающему миру. В этом тайна и действенная сила эмоций. Переход от желания к хотению в волевом акте связан с тем, что от знания цели личность должна перейти к ее реализации. В хотении, благодаря практической деятельности личности, снимается субъективность цели. То, что в желании только «должно быть», в хотении превращается в наличное бытие благодаря деятельности человека, направленной на достижение цели.
Вопрос о значении эмоций для активности сознания ставился и ставится и в немарксистской психологии. Но обычно при этом роль сознания или вообще отрицается, или его значение сводится до минимума, или оно рассматривается как пассивная, безжизненная сторона психики, мотор, двигатель деятельности которой находится вне ее.
 Так, например, бихевиористы считают, что сознание совсем не нужно для объяснения сложного человеческого поведения. По сути дела, к такому выводу приходят и сторонники фрейдизма. «Мы признаем осознание, - пишет фрейдист Р.  Бернгард, - неактивным компонентом поведения». Другие буржуазные психологи, психиатры и философы рассматривают эмоции как силу, находящуюся вне сознания и дающую «жизнь» всем остальным психическим процессам. Побуждения выносятся за пределы сознания. «Под «побуждением» мы понимаем, - пишет! Э. Кречмер, - ту сторону или часть общей аффективности, которая притекает к сенсорно-моторным и ассоциативным проявлениям мозговых аппаратов и является здесь! при психомоторных процессах как «энергия» и «жизненность», при сенсорных — как «направленность», «внимание», при мыслительных процессах — как «интересы»» 43l Анализируя целостный волевой акт, т. е. процесс осуществления активности сознания, мы видим, что в начале этого процесса лежит какая-то эмоция, выступающая в качестве мотива, а в его конце находится практическая деятельность, приводящая к удовлетворению возникшей потребности. Таким образом, эмоции находятся как бы в начале и конце волевого акта. Поэтому С. Л. Рубинштейн рассматривает волю и эмоции как две формы проявления одной и той же аффективной психической деятельности. С этой позиции он критикует трехчленное деление психических процессов на интеллектуальные, волевые и эмоциональные и считает, что в действительности мы всегда имеем дело с двумя процессами - интеллектуальными и аффективными (воля, чувства и эмоции). «Говоря о воле, - пишет С. Л. Рубинштейн, - необходимо учитывать, что идущее от Тетенса и Канта трехчленное деление психических явлений на интеллектуальные, эмоциональные, и волевые не может быть удержано. Первичным, основным является двухчленное деление психических процессов на интеллектуальные и аффективные в том смысле, в котором этот термин употребляется в философии XVII-XVIII вв. Эти последние возникают в силу того, что отражаемые индивидом явления и предметы затрагивают его потребности и интересы и выражают отношение индивида к этим предметам и явлениям. Они в свою очередь уже вторично подразделяются на 1) стремления, влечения, желания и 2) эмоции, чувства. В побудительной регуляции «аффективные» процессы участвуют в целом, как в первом, так и во втором своем аспекте. К воле, к волевым процессам в собственном смысле должен быть отнесен лишь высший уровень вой группы процессов (стремления и т. п.)». В понимании эмоций как процесса саморегулирования функций организма и деятельности личности на психическом уровне одновременно подразумеваются как изменения внутри организма (перенастройка его функций), так и деятельность, направленная на объективный мир с целью его изменения до уровня, благоприятствующего жизни и деятельности человека. Первая сторона этой сложной отражательной деятельности проявляется в виде физиологических изменений, переживаний, эмоций, чувств. Вторая ее сторона, выступающая в виде влечений, на основе осознания и познания предметов побуждений, «предметов эмоций» в процессе трудовой деятельности человека перерастает в волю.
 

Добавить комментарий

« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam