Наука и техника Наука и техника - Ориентировочно-исследовательский рефлекс
  23.10.2018 г.  
Главная arrow Сознание arrow Проблемы сознания arrow Ориентировочно-исследовательский рефлекс
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Ориентировочно-исследовательский рефлекс
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
06.10.2010 г.
Ориентировочно-исследовательский рефлекс, при своем возникновении и развитии у многих животных бесспорно связанный с пищевым инстинктом или инстинктом самосохранения, у обезьян в известном смысле выходит за рамки непосредственных биологических потребностей организма. Довольно часто наблюдаемые у обезьян факты торможения пищевой реакции реакцией ориентировочно-исследовательской служат этому бесспорным доказательством. 
«У наших собак связи всегда деловые», - говорил И. П. Павлов, а у обезьян ориентировочно-исследовательская деятельность начинает существовать как бы самостоятельно, как «бескорыстное любопытство». В какой-то степени независимо от удовлетворения пищевых потребностей обезьяны могут подолгу «решать» предлагаемые им экспериментальные задачи. Ориентировочно-исследовательская деятельность обезьян осуществляется не только с помощью прислушивания, всматривания, принюхивания, но и с помощью разнообразных движений. Усовершенствование двигательных реакций, выражающих активность животного, способствует обогащению восприятий животным окружающего мира, так как органы движения, являясь эффекторами, концом рефлекторной дуги, в ряде случаев выполняют функцию рецепторов, начальной ее части, с помощью которых воспринимаются воздействия окружающего мира.
Анализируя факты образования ориентировочно-исследовательского рефлекса у обезьян, И. П. Павлов указывал, что игровая деятельность обезьян, способность их «помастерить», непосредственно несвязанная с безусловным подкреплением, обнаруживает признаки «внутреннего мира» животного, являющегося результатом активного состояния коры головного мозга, в которой запечатлено огромное множество следов временных нервных связей, объединенных в сложную физиологическую функциональную систему.
Ориентировочно-исследовательский рефлекс, играющий большую роль в жизнедеятельности животного организма, составляет одну из биологических предпосылок развития сознания человека. По мнению И. П. Павлова, характерной особенностью человека является чрезвычайно высокое развитие ориентировочно-исследовательской деятельности. Любознательность человека имеет своей биологической предпосылкой ориентировочно-исследовательский рефлекс животных. «И мы и животное, - писал И. П. Павлов, - при малейшем колебании окружающей среды устанавливаем соответствующий рецепторный аппарат по направлению к агенту этого колебания. Биологический смысл этого рефлекса огромен. Если бы у животного не было этой реакции, то жизнь его каждую минуту, можно сказать, висела бы на волоске. А у нас этот рефлекс идет чрезвычайно далеко, проявляясь, наконец, в виде той любознательности, которая создает науку, дающую и обещающую нам высочайшую, безграничную ориентировку в окружающем мире».
Активность животного организма в системе отношений с окружающей средой находит свое яркое выражение в формировании так называемых произвольных движений. С развитием способности к произвольным движениям еще более индивидуализируется отражательная деятельность животных. Способность к произвольным движениям является необходимой предпосылкой возникновения направляемой сознанием волевой деятельности, присущей только человеку.
Наивысшей степени «произвольность» поведения достигает в свободном оперировании животным теми предметами, которые не потребляются им или отвергаются вследствие их опасности для жизни организма. На высших уровнях развития животного мира эти индифферентные предметы могут употребляться животным в качестве орудий для овладения пищей, для осуществления реакций самосохранения. Активность животного в этой форме деятельности достигает своего наивысшего уровня, а субъективный элемент отражения действительности в ней полностью раскрывается. Употребление предметов в качестве «орудий» свойственно высшим животным. Необходимым условием деятельности с помощью предметов, употребляемых в качестве «орудий», являются возможность образования исключительно большого количества кинестетических связей и взаимодействие этих связей с временными связями, возникающими в ответ на воздействия объективной действительности на все анализаторы.
И. П. Павлов не раз отмечал, что обезьяны способны употреблять многие предметы окружающей действительности в качестве «орудий» для решения предложенных им задач. Он наблюдал, как обезьяны пользуются веревкой, крючками, палками, ящиками, кружками, бутылками и другими предметами.
Необходимость употребления некоторых предметов в качестве «орудий» у обезьян, как показывает Н. Н. Ладыгина-Коте, возникает тогда, когда без помощи других предметов совершенно невозможно или затруднено овладение пищевым или другим объектом, непосредственно удовлетворяющим биологические потребности животного.
В деятельности высших обезьян с помощью предметов, применяемых в качестве «орудий», наиболее выразительно проявляется гибкий, пластичный характер сигнальной деятельности их головного мозга.
Однако употребление различных окружающих животное предметов для решения задач ограничено тем, что обезьяны пользуются предметами в качестве «орудий» случайно и при этом не всегда по назначению. Так, например, бутылка может использоваться для разбивания твердых предметов. Для животных орудия не имеют определенного смыслового значения, в них не запечатлеваются способы действия с ними, определенные трудовые операции. «Орудийная», как и всякая другая, деятельность животного включается в процесс осуществления главных жизненных потребностей организма.
Человек, познавая глубже, чем это удается животным, свойства предмета, более эффективно использует этот предмет в качестве орудия. В отличие от животных, которые иногда используют в качестве «орудий» предметы, созданные природой, в ряде случаев лишь незначительно их видоизменяя, человек сам создает орудия труда. Таким образом, существеннейшим качественным отличием человека от обезьяны является то, что человек производит орудия, тогда как обезьяна не способна к изготовлению орудий.
Отсутствие даже у высших животных способности к усвоению причинно-следственных отношений между предметами внешнего мира, отсутствие у них закрепленного значения за предметами, выполняющими роль орудий, слабость образов предметов, осуществление деятельности через пробы и опыты является показателем того, что животные действуют, руководствуясь наличной ситуацией, без предварительного плана деятельности.
В отношении человека с внешним миром возникают специфические особенности, о которых речь будет ниже. Но возникновение этих особенностей подготовлено развитием отражательной деятельности нервной системы животных организмов. Это развитие касается расширения объективного содержания отражения, а также усложнения активности организма в приспособительной деятельности к определенным условиям существования. Эта активность определяет субъективный индивидуализированный характер отражения животными внешнего мира. Представление о том, что человек отличается от животных своей активностью, не соответствует действительности. Характер активности человека отличается от характера активности животного. Активность первого направлена на преобразование природы, она направлена не только на те предметы, которые имеют непосредственное жизненное значение, но и на то, что имеет опосредованное значение для удовлетворения потребностей. Активность животного включена в непосредственный процесс жизнедеятельности, не выделяясь из него. Активность эта носит потребительский характер. Ее значение для организма состоит в приспособлении к условиям существования. «Животное всю жизнь, - писал И. М. Сеченов, - остается самым узким практиком-утилитаристом, а человек уже в детстве начинает быть теоретиком». Несмотря на все многообразие связей животного организма со средой, на всю сложность взаимодействия организма и условий существования, животные только приспосабливаются к среде, пользуются внешней природой, а производят в ней изменения лишь в силу своего присутствия. Целесообразные действия животных не наложили, по выражению Ф. Энгельса, на природу печать их воли.
Активность животного не существует вне его непосредственного взаимодействия с окружающей действительностью.
Для доказательства существования сознания у животных некоторые авторы приводят положение Энгельса о развитии планомерных действий животных с развитием их нервной системы. Нам представляется, что понятие планомерности действий употребляется в данном случае в смысле приспособительного характера, в смысле ориентирования животного в зависимости от условий, от определенной ситуации. А понятие «сознание» употребляется как синоним психического. Фактический материал, тщательный анализ других положений классиков марксизма-ленинизма о сходстве отражения животных и человека и о специфических особенностях отражения последнего убеждают в необходимости понятие «сознание» применять лишь для характеристики отражательной деятельности человека.
 

Добавить комментарий

« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam