Наука и техника Наука и техника - Психологическое исследование
  12.11.2018 г.  
Главная arrow Сознание arrow Проблемы сознания arrow Психологическое исследование
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Психологическое исследование
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
07.10.2010 г.
Указывая на то, что высшая нервная деятельность есть деятельность одновременно физиологическая и психическая, мы не должны сводить психическое к физиологическому, а видеть специфику каждого из них, раскрывать взаимосвязь их законов. «Поскольку психическая деятельность, - пишет С. Л. Рубинштейн, - есть рефлекторная деятельность мозга, на нее распространяются все законы высшей нервной деятельности; без их привлечения объяснение психических явлений не может быть полностью осуществлено. 
Психологическое исследование должно, следовательно, выступить не как нечто, что может быть противопоставлено физиологическому изучению высшей нервной деятельности и, таким образом, обособлено от него, а как его закономерное продолжение, сохраняющее и использующее при объяснении психических явлений все результаты физиологического исследования нейродинамики. Вместе с тем в психологическом исследовании те же процессы, которые изучает физиологическое учение о высшей нервной деятельности, выявляются в новом специфическом качестве. Взятые в этом новом качестве, они детерминируются отношениями, от которых абстрагируется физиология».
С. Л. Рубинштейн справедливо указывает, что задача каждой науки сводится  к изучению действительности в специфических для данной науки связях и отношениях. Такое сложное явление, каким представляется высшая нервная деятельность, необходимо рассматривать тоже в разных связях и отношениях с объективной деятельностью.  Бихевиористы  и рефлексологи рассматривали учение И. П. Павлова о рефлекторной деятельности лишь в одной из тем отношений с действительностью. Глазным в высшей нервной деятельности для них было физиологическое реагирование на внешний стимул, существование наличной внешней ответной реакции организма. Такое понимание высшей нервной деятельности неизбежно возникает, если  метафизически  игнорировать внутреннее, идеальное, субъективное в отражательной деятельности мозга, если сложное комплексное исследование высшей нервной деятельности пытаться проводить только физиологическими методами, а саму высшую нервную деятельность считать предметом исключительно чистой физиологии. Упрощением было бы изображать учение И. П. Павлова как попытку свести психическое к физиологическому, объявить по сути дела психическое просто несуществующим. В понятии «сведение» заключается отождествление физиологического с психическим. Когда И. П. Павлов говорил о слитии, наложении психического на физиологическое, он не имел в виду ничего, кроме  последовательной  реализации требования  раскрыть   физиологические  закономерности   деятельности мозга, результатом которой является психическое отражение.
Объективный метод изучения всех явлений и характеристика физиологических процессов высшей нервной деятельности, являющихся основой идеального отражения,- вот что следует из положений И. П. Павлова об отношении физиологического и психического. Многочисленные прямые высказывания И. П. Павлова свидетельствуют о том, что он не отрицал существования психических явлений, так называемого внутреннего мира человека, придавал этим субъективным психическим состояниям большое значение в жизнедеятельности человека. В связи с исключительной важностью психических явлений И. П. Павлов придавал также огромное значение их научному объективному исследованию. Этим объясняется непримиримая борьба Павлова со всякими проявлениями идеализма, анимизма, с любыми попытками понимать этот психический мир как нечто самодовлеющее, как замкнутую в себе сущность.
Сознание как форма психического, идеального отражения, как субъективный образ объективного мира совершается в мозгу как нервная деятельность. Психическое является проявлением физиологического, его свойством идеально отражать объективную действительность. Правомерно в этой связи считать физиологическое основой психического, его фундаментом. Все здание - это высшая нервная деятельность, поведение животных и человека. Верхние этажи здания (психическое) не могут существовать без фундамента (физиологического). Но без верхних этажей - психического - высшая нервная деятельность также немыслима, она остается просто нервной деятельностью.
Понятие «высшая нервная деятельность» выражает участие в поведении психического прежде всего сигнальной своей функцией. На то, что физиологическое можно считать фундаментом психического, указывал и И. П. Павлов: «Мы - проще, чем психологи, - писал он, - мы строим фундамент нервной деятельности, а они строят высшую надстройку, и так как простое, элементарное понятно без сложного, тогда как сложное без элементарного уяснить невозможно, то, следовательно, наше положение лучше, ибо наше исследование, наш успех нисколько не зависит от их исследований. Мне кажется, что для психологов, наоборот, наши исследования должны иметь очень большое значение, так как они должны впоследствии составить основной фундамент психологического знания». Поскольку физиологическая деятельность является фундаментом, основой психической деятельности, а психическое является проявлением физиологического, физиологическое и психическое являются сторонами высшей нервной деятельности, постольку правильно утверждается, что в учении И. П. Павлова находит естественнонаучное подтверждение положение диалектического материализма об относительной противоположности материи и сознания за пределами основного гносеологического вопроса. Чрезмерное подчеркивание специфики психического приводит к абсолютизации различий между физиологическим и психическим и фактически к отрыву сознания от деятельности мозга. Игнорирование же реально существующей относительной противоположности, чрезмерное подчеркивание единства физиологического и психического ведет к вульгарному материализму. Раздувание этого различия, абсолютизация его характерны для идеалистического понимания соотношения мозга и психики.
Исходная идеалистическая позиция, применительно к проблеме физиологического и психического, заключающаяся в отрыве психики от высшей нервной деятельности, влечет за собой неправильные решения и ряда других, более частных проблем: об отношении психического ко времени и пространству, о локализации психического. Примером того, как это может выглядеть, является позиция Б. В. Беляева, для которого «невозможно... субъективные образы объективного мира полагать находящимися в мозгу» или утверждающего, что «психическое локализуется в мозгу только своей материальной основой, а отнюдь не своей субъективной стороной».
В этих положениях подвергаются сомнению основные положения диалектического материализма о психике, сознании как функциях мозга, о связи психического с физиологическим. Какие бы аргументы я и выдвигались в защиту этих положений, якобы подтверждающих или развивающих диалектический материализм, их конечный смысл заключается в отрыве психического от деятельности мозга, в превращении психического в своеобразное, специфическое явление, не связанное с материальными явлениями.
Отношение идеального и материального нельзя понять, если рассматривать лишь взаимоотношение психики и мозга, психического и физиологического. Психическое, как отражение, связано с объективным, материальным миром, который оно отражает. Будучи образом объективной действительности, психическое существует как явление идеальное, противоположное материальному. Но утверждение противоположности материального и идеального не означает, с точки зрения диалектического материализма, что идеальное можно понять из него самого, в отрыве от материального. Идеальное - это образ, копия, отражение материального. Вне материального никакого идеального не существует. Недаром Маркс считал, что идеальное - это не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней.
 

Добавить комментарий

« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam