Наука и техника Наука и техника - Следующий шаг
  23.10.2018 г.  
Главная arrow Материализм arrow Космос, бог и вечность arrow Следующий шаг
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Следующий шаг
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
13.10.2010 г.
Следующий шаг был сделан в 1913 году знаменитым датским физиком Нильсом Бором. Бор высказал предположение, что для электронов в атомах существуют лишь некоторые «избранные» орбиты, соответствующие определенным уровням энергии. Двигаясь по этим орбитам, электроны не излучают; излучение происходит лишь при переходе с одной орбиты на другую. При этом энергия выделяется строго определенными порциями.
Теория Бора, в свою очередь, не могла объяснить всех закономерностей микромира. Тогда родилась новая наука, квантовая механика, вскрывшая глубокие своеобразные закономерности, присущие микропроцессам. Но и квантовая механика не в состоянии дать объяснение некоторым явлениям, происходящим в мире атомных ядер и элементарных частиц. Эти явления, вероятно, получат со временем свое истолкование в еще более общей теории.
Наука непрерывно развивается. Одни научные представления сменяются другими, более точными. При этом каждая гипотеза неразрывно связана с господствующими научными представлениями данной эпохи и, естественно, ограничена уровнем развития знаний своего времени, который, в свою очередь, связан с уровнем развития производительных сил.
Так, корпускулярная гипотеза Ньютона была развита под влиянием блестящих успехов механики, в эпоху господства механистических представлений о природе.
И хотя в ходе развития естествознания одна гипотеза сменяет другую, в каждой из них содержится определенное рациональное зерно. Корпускулярная гипотеза Ньютона о природе света в целом оказалась несостоятельной, но многое из нее вошло и в современные представления о природе света. То же самое можно сказать по волновой гипотезе Гюйгенса.
Развитие науки напоминает подъем по лестнице, ступенька за ступенькой. Можно иногда перескочить через одну-две ступеньки, можно задержаться на одной из них, но, прежде чем добраться до верхней, так или иначе придется использовать некоторое число нижних.
Да, в процессе развития человеческих знаний многие научные положения, гипотезы, теории действительно изменяют свой вид. Но в этом состоит не слабость науки, а ее величайшая сила. Наука никогда не стоит на месте, она непрерывно движется вперед, смело отметая устаревшие, обветшалые представления, открывая новые законы и закономерности. Это позволяет человеку подчинить себе новые и новые силы природы, ставить их себе на службу.
Если бы наука никогда не пересматривала своих положений, она стояла бы на месте и мы до сих пор считали бы атомы неделимыми шариками, свет - потоками твердых корпускул, а Землю - центром вселенной. И не было бы у нас ни атомной энергии, ни радиотехники, ни ракет и искусственных спутников Земли.
Ничего этого религия с ее «боговдохновенными» абсолютными истинами дать человеку не может. Научные положения ясны, недвусмысленны и в своих практических приложениях доступны пониманию каждого человека.
Религиозные же истины весьма туманны, двусмысленны и допускают всевозможные истолкования. Да иными они и быть не могут, иначе их ошибочность и несостоятельность немедленно стали бы совершенно очевидными. Ведь не случайно же всякое сомнение в справедливости религиозных догм объявляется величайшим грехом.
Но теоретические рассуждения богословов остаются рассуждениями, а жизнь показывает совершенно обратное.
Наука дала человеку власть над природой, вооружила его машинами и механизмами, обеспечила удовлетворение его насущных потребностей, Что может быть более убедительного?
Любопытно, что, стремясь «примирить» науку и религию, современная православная церковь в то же время болезненно чувствительна к научно-атеистической пропаганде.
Известны, например, случаи, когда на местах священники через подставных лиц скупали в книжных магазинах научно-атеистические брошюры. По свидетельству одного из бывших руководителей Ленинградской духовной академии - А. Осипова, руководство академией запрещало выдавать студентам в библиотеке газеты и журналы, содержащие материалы по научному атеизму.
Утверждение православных богословов, что религиозная вера сродни уверенности ученого, есть не что иное, как самое беззастенчивое искажение фактов, рассчитанное на то, чтобы ввести в заблуждение верующих.
Хотя позиции современных защитников религии крайне противоречивы, по самому существу своему религия всегда была, есть и будет самым заклятым врагом науки.
Всего каких-нибудь 90 лет тому назад Ватиканский собор 1869 года объявил «ложным всякое утверждение, которое противоречит... истине веры».
- Да будет анафема,- говорилось далее,- тем, кто утверждает, что с прогрессом науки можно будет прийти к пониманию учений, установленных церковью, в ином смысле, чем какой церковь им всегда придавала и придает поныне.
Но, ставя религию выше науки, современные богословы в то же время стремятся использовать колоссальный авторитет науки в своих интересах. Они пытаются обосновать с помощью научных данных основные положения религиозного мировоззрения. Недаром современный Ватикан обзавелся даже своей собственной «академией наук», а за лучшее «научное» доказательство существования бога руководством католической церкви учреждена особая премия.
В 1958 году папа Пий  XII написал по этому вопросу специальный трактат под доказательства названием «Доказательства существования бога в свете современной науки».
Вот одно из положений этого трактата:
«В бытии бога, столь важном для каждого человека, можно легко убедиться, просто глядя на видимый мир, так что не понять этот голос природы - значит проявить глупость. Это познание бога находит свое подтверждение благодаря углублению и прогрессу научного познания».
Далее там же говорится: «Итак, творение - во времени, и поэтому - творец и, следовательно, бог. Это весть, которую мы, может быть, не совсем ясно и законченно требовали от науки и которую ждет от нее современное человечество».
По мнению папы Пия XII, главная задача, стоящая перед учеными,- показать «на языке чисел, формул и эксперимента бесконечную гармонию всемогущего бога».
Характерным примером такого рода «научных изысканий» является «теория» происхождения звезд, разработанная американским астрофизиком Г. Гамовым.  По теории  Гамова, все звезды и галактики образовались из первоначального «пламенного» ядра. В научном отношении подобное  предположение вызывает ряд серьезных возражений, но дело не только в этом. Научная теория, оказавшаяся несостоятельной, вовсе не обязательно должна приводить к идеалистическим выводам. Однако па этот раз автор «теории» сделал все от него зависящее, чтобы истолковать свою работу в пользу религиозного мировоззрения. Он ставит вопрос о том, что предшествовало «великому сжатию» вещества в пламенное ядро, и отвечает:  «эра святого Августина». Именно святой Августин, пишет Гамов, «первым поднял вопрос о том, что делал бог до того, как создал небо и Землю». Поскольку, согласно   идеям  Гамова, на ранних стадиях «рождения» вселенной основную роль играла радиация, то, по его мнению, вполне можно согласиться с библейским утверждением о том, что «вначале был свет».
Стремление использовать достижения науки в интересах религии, толкуя их для этой цели под соответствующим углом зрения, ярко проявилось и в речи, обращенной тем же Пием XII к делегатам VII конгресса Международного астронавтического союза.
«...Открывается широкая дорога для движения к новому знанию, к новым истинам, которые бог обильно рассеял по всей вселенной,- сказал папа римский.- Человек должен укрепить свое познание самого себя и познание бога, чтобы найти свое место в мире как целом... Все свое творение предложил господь бог человеческому духу постижения, проникновения, дабы человек глубже и глубже понимал бесконечное величие создателя».
Что касается русской православной церкви, то, хотя ее руководители официально избегают высказываться на подобные темы, тем не менее и они в последние годы стали уделять взаимоотношениям науки и религии серьезное внимание. Среди православных богословов появились свои «специалисты» по вопросам науки. Стали появляться «учебные пособия» для учащихся духовных семинарий и академий, в которых достижения современной науки трактуются с религиозной точки зрения. Разрабатывались также специальные «тезисы», в которых теоретики православия попытались определить свою позицию по этим вопросам. Как и у католических собратьев, она сводится в основном к стремлению «примирить» пауку и религию.
Как и папа римский, православные богословы утверждают, будто бы «достижения науки, изучающей природу, ее выводы и открытия содействуют познанию величия премудрости творца». В тактических целях современные богословы готовы согласиться с наукой там, где спор с ней не сулит успеха. Это стремление распространяется на целый ряд вопросов, на целый ряд - за исключением одного: вопроса о творении. Здесь защитники религии не могут пойти ни на какие компромиссы, если бы даже они этого и захотели.
«Бог - создатель мира и его строитель. Из ничего он только своей мыслью и своей волей создал мир со всеми его закономерностями»,- утверждается в религиозных книгах. В так называемом первом члене символа веры говорится, что всякий христианин должен верить в единого бога, который сотворил небо и Землю, видимый и невидимый мир.
Отказаться от этих представлений - значит отказаться от самой религии. Это равносильно тому, чтобы разрушить фундамент, на котором покоится здание. Без идеи творения здание религиозного мировоззрения немедленно рухнет и от всей системы религиозных взглядов просто-напросто ничего не останется. А это означает, что идею творения сторонники религии вынуждены защищать до конца, при любых обстоятельствах. А так как вопрос стоит необычайно остро, наивно было бы думать, что богословы не используют для «сопротивления» все возможности.
Таких возможностей существует две.
О первой мы уже говорили: создать впечатление, что в распоряжении науки недостаточно данных, чтобы сделать вывод о вечности вселенной. В частности, подвергается сомнению всеобщность закона сохранения материи и движения. В то же время предпринимаются попытки прямых атак на этот закон. Второй путь состоит в том, чтобы научно обосновать неизбежность гибели мира, а тем самым и его начала во времени.
 

Добавить комментарий

« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam