Наука и техника Наука и техника - Теплота рассеивается
  23.10.2018 г.  
Главная arrow Материализм arrow Космос, бог и вечность arrow Теплота рассеивается
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Теплота рассеивается
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
13.10.2010 г.
Представим себе, что все реки Земли сливаются в один океан и что попавшая в него вода обратно уже не возвращается. Когда вода в реках стекает с более высокого уровня на уровень океана, в ней содержится некоторый запас энергии, который можно превратить в работу, скажем, заставив воду вращать турбины гидроэлектростанций. Но та вода, которая попала в океан, в этом смысле уже не представляет никакой ценности. Ведь для того, чтобы заставить эту воду работать, пришлось бы сливать ее на еще более низкий уровень.
Точно так же в результате тепловых взаимодействий и некоторая часть теплоты обесценивается, теряет способность совершать работу. Эту необратимую, так сказать, «потерянную» энергию Клаузиус предложил называть греческим словом «энтропия», что означает «обращенная внутрь».
Вернемся теперь к нашему примеру с океаном и представим себе, что все вещества на Земле обладали бы способностью превращаться в воду. Тогда за счет подобного превращения течение рек поддерживалось бы на протяжении некоторого времени. Но в конце концов все запасы вещества на Земле исчерпались бы и планета покрылась сплошным океаном, имеющим везде один и тот же уровень. Вся энергия движения, содержавшаяся в воде, оказалась бы обесцененной.
Но именно такое положение и имеет место в любой замкнутой, изолированной системе. Все виды энергии должны постепенно «стечь» в «тепловой океан», а теплота равномерно распределиться между всеми телами. Как только это произойдет, наступит «тепловая смерть» нашей системы - какие бы то ни было процессы в ней полностью прекратятся.
Этот закон, вполне справедливый для любых замкнутых физических систем, Клаузиус распространил на всю вселенную. Энтропия вселенной стремится к некоторому максимуму, утверждал он, и, чем больше вселенная приближается к этому предельному состоянию, тем меньше поводов к дальнейшим изменениям. А когда это состояние окажется достигнутым, все изменения вообще прекратятся и вселенная застынет среди мертвого покоя.
Наступит «тепловая смерть» мира. Вселенная будет продолжать свое существование, она не исчезнет, не превратится в ничто, но всякое движение в ней прекратится.
Теория «тепловой смерти» мира прямо направлена против материалистических представлений о вечности движения материи.
Это ясно видно из слов того же Клаузиуса, который в своих комментариях к закону возрастания энтропии писал: «...найден закон природы, который позволяет уверенно заключить, что во вселенной не все является круговоротом, а что она все дальше и дальше меняет свое состояние в определенном направлении и стремится таким образом к некоторому предельному состоянию».
Само собой разумеется, что гипотеза «тепловой смерти» вселенной была немедленно принята на вооружение защитниками религии в качестве своеобразного «естественнонаучного доказательства» существования бога.
«...так через закон энтропии, открытый Рудольфом Клаузиусом,- утверждал Пий XII,- пришли к познанию того, что стихийные процессы природы всегда связаны с уменьшением свободной и полезной энергии... Эта роковая судьба... вытекающая из позитивного научного опыта, настоятельно требует бытия необходимой сущности».
Аналогичную точку зрения отстаивали и представители русской православной церкви. Так, харьковский священник Н. Липский в своей книге «Натуралистический монизм Геккеля», изданной в Харькове в 1911 году, писал: «...если вся энергия, согласно этому закону, должна превратиться в тепловую, тогда существование мира конечно. А если мир будет иметь конец, то отсюда следует, что он имел и начало, следовательно, он не вечен».
На основании подобных заключений этот теоретик православия уже тогда настойчиво пытался провести мысль о плодотворности союза религии и науки: «...следовательно, наука в этом случае в союзе с верой: она также утверждает, что мир не безначален, что он не в себе самом имеет причину и основу бытия, не в свойствах вечной субстанции; эта основа вне мира, в боге».
Если попытаться обобщить рассуждения богословов по этому вопросу, то они сводятся приблизительно к следующему: в момент сотворения мира ему была непостижимым для нас образом, то есть божественной силой, сообщена некоторая «масса» энергии в состоянии наивысшей энтропической свободы, то есть энергии, в наибольшей степени способной к действию. Со времени акта творения эта заведенная богом пружина «мировых часов» постепенно разворачивается. При этом процессы разрушения преобладают во вселенной над процессами созидания. Вселенная идет к своей гибели...
В подобном же смысле высказывались и некоторые ученые-идеалисты.
Так, например, фон Вейцзекер писал, что «мир не только ждет конец в тепловой смерти, но он должен также иметь начало во времени». Еще определеннее выразил свою точку зрения известный идеалист, английский астрофизик Джемс Джине, который в своей книге «Таинственная вселенная» утверждал: «Максимум энтропии наступает быстро, но это нарастание должно было иметь начало. Должно было произойти то, что мы называем творением, и во время, не бесконечно от нас удаленное». Здесь Джине имеет в виду, что если вся история вселенной есть не что иное, как процесс, так сказать, непрерывного охлаждения, то начаться этот процесс не мог слишком давно. В противном случае пришлось бы допустить, что в далеком прошлом имели место неправдоподобно высокие температуры.
Смысл подобных утверждений абсолютно ясен. Но в какой степени они обоснованы?
Еще Ф. Энгельс подверг теорию «тепловой смерти» обстоятельной резкой критике. Он указывал на то, что перенесение второго начала термодинамики, то есть закона возрастания энтропии, на всю бесконечную вселенную абсолютно неправомерно.
Основная мысль Энгельса сводилась к тому, что среди неисчерпаемого многообразия форм движения материи должны быть не только процессы, которые ведут к увеличению энтропии, но и процессы, связанные с концентрацией тепловой энергии. «Мы имеем дело с круговоротом энергии, какой, я думаю, имеет место в природе всюду»,- утверждал Циолковский. О правомерности подобной точки зрения свидетельствует хотя бы тот факт, что, как выяснилось в настоящее время, второй принцип термодинамики оказался неприменимым к области микроявлений, и, таким образом, он отнюдь не представляет собой универсального закона природы.
 

Добавить комментарий

« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam