Наука и техника Наука и техника - Мышление и процессы вычисления в машинах
  12.12.2018 г.  
Главная arrow Кибернетика arrow Рассуждения конца 60-х arrow Мышление и процессы вычисления в машинах
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Мышление и процессы вычисления в машинах
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
17.10.2010 г.

Далее мы рассмотрим еще одну проблему, возникшую в связи с развитием кибернетики и имеющую, а наш взгляд, важное философское значение. В общем виде она может быть сформулирована как проблема соотношения между решением задач человеческим мышлением и решением задач машинами.

В связи с достижениями прикладной кибернетики и особенно в связи с конструированием различных электронно-вычислительных машин, успешно решающих сложные математические и логические задачи, в связи с тем, что приспособленные к различным функциям машины могут решать задачи, которые без их помощи неразрешимы, осуществлять переводы, писать музыку и т. д., сейчас много говорят об электронных, или синтетических мозгах, о том, что машины мыслят.
Так, американский инженер Д. М. Маккей исследует проблему образования понятий автоматами, а У. Росс Эшби задается вопросом, можно ли построить машину, которая по своим умственным способностям превосходила бы человека-конструктора.
В чем заключается соотношение человеческого мышления и решения задач машиной? Это - проблема, имеющая большое философское значение. Прежде всего возникает вопрос, почему машина оказывается способной оказать человеку помощь в решении логических задач.
Отметим, что идея создания логических машин далеко не нова, уже у испанского логика-перипатетика XIII в. Раймунда Луллия была идея механического способа отыскания истин.
Действительным предшественником математической логики и машинной математики следует считать философа-идеалиста Лейбница. Однако идеализм в своей наиболее развитой, классической форме, которую он приобрел у Гегеля, отрицательно относился как к идее математизации логики, так и к идее логических машин. Гегель не отрицал необходимости формальных правил, превращающих решение математических задач в механическое дело. Он считал правомерным существование машин, производящих арифметические операции (отрицать существующие машины вообще невозможно), но Гегель был принципиальным противником формализации логики, противником того, что сейчас называют логическими исчислениями. Числа, - писал Гегель, - представляют собой чуждый понятию материал, счетная операция есть внешнее соединение или разделение, механический прием, и мы знаем, что в самом деле были изобретены счетные машины, выполняющие эти операции; напротив, когда с формальными определениями умозаключения, которые суть понятия, обращаются как с чуждым понятию материалом, то это является наиболее возмутительным и наиболее невыносимым . Создание логической машины Гегель считал невозможным.
Работы Лейбница по универсальной характеристике и комбинаторному исчислению форм умозаключений Гегель считал доведенным до крайности образчиком чуждой понятию трактовки Понятийных определений умозаключения.
Самое мысль Лейбница о всеобщей характеристике Гегель считал незрелой и поверхностной. Лейбницево применение исчисления комбинаций к умозаключению и к сочетанию других понятий, - писал он, - не отличалось от пресловутого луллиева искусства ничем другим, кроме большей методичности с арифметической точки зрения, вообще же не уступало ему в бессмысленности.
Вообще говоря, в гегелевской критике попыток построения логики на основе математического формализма и использования последней для создания логических машин есть определенный рациональный момент. Исходя из диалектического характера понятия, Гегель считал, что любая его формальная фиксация не адекватна его сущности. Он упрекал Лейбница в том, что последний обходится с понятием так, как будто в разумной связи, которая существенно диалектична, какое-либо содержание еще сохраняет те же самые определения, которые оно имеет, когда его фиксируют отдельно.
Конечно, Гегель прав, считая, что формальная логика не может отразить диалектическую гибкость и текучесть понятий. Однако этим не исключается правомерность и необходимость изучения формального строя мысли. Безусловно, рассматривая понятия как раз навсегда данные, формальная логика огрубляет их или даже в известном смысле омертвляет. Но без такого предварительного огрубления процесс познания невозможен. Это относится как к процессу познания объективного мира, так и к изучению самого процесса познания.
Единство противоположностей познается через раздвоение этого единства. Мы не можем, - писал В. И. Ленин, - представить, выразить, смерить, изобразить движения, не прервав непрерывного, не упростив, углубив, не разделив, не омертвив живого. Изображение движения мыслью есть всегда огрубление, омертвление, - и не только мыслью, но и ощущением, и не только движения, но и всякого понятия.
Мы не можем, таким образом, в процессе познания не огрублять в определенной мере действительность. И диалектическая гибкость понятий не только не исключает, а предполагает их предварительное огрубление, в частности, средствами символической логики. Гегель сам в общей форме не отвергал некоторого, хотя и ограниченного, значения формальной логики, а значит в сущности и формализации логики.
Но гегелевское отрицательное отношение к применению математики к логике имеет и другой, причем главный корень. Он заключается в идеализме Гегеля. Гегель в принципе не допускал, что оперирование понятиями может стать механическим, что его может производить машина, поскольку своеобразие понятия и его определений, заключающееся в том, что они соотносятся между собой как духовные сущности и через это соотношение снимают свое непосредственное определение. Значит оперирование понятиями и соотношениями между ними, согласно Гегелю, потому недоступны для математики, что они - духовные сущности, и отношения между ними суть духовные отношения.

 

Добавить комментарий

« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam