Наука и техника Наука и техника - Два особых царства
  23.10.2018 г.  
Главная arrow Кибернетика arrow Рассуждения конца 60-х arrow Два особых царства
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Два особых царства
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
17.10.2010 г.

Известно, что для дуалиста Канта царство вещей в себе и царство мыслей - это , подчиняющихся двум различным рядам законов, независимым друг от друга. Формы мысли для Канта априорны. Дуализм Канта был подвергнут Гегелем острой критике. Но и монист Гегель в силу идеалистического характера своей философии не допускал, чтобы законы понятия могли быть даже приблизительно выражены с помощью чуждых понятию вещей.

Известно, что Гегель - и в этом заключается одна из его заслуг - выступал за такую логику, в которой формы были бы содержательными, стремился, хотя и на идеалистический манер, преодолеть разрыв между логикой и онтологией. Для него все действительное .разумно, и разум воплощен в природе. Однако идея в своем природном инобытии столь глубоко деградировала в качестве идеи, а вещи в своей непосредственности настолько чужды понятию, что мысль о возможности логической машины, в которой вещи осуществляли бы логические операции, казалась Гегелю кощунством.
Между тем положение о возможности механизации процесса мышления, т. е. об использовании машин для решения логических задач, глубоко материалистично и вместе с тем диалектично. В его основе лежит признание мышления естественным процессом, подчиненным естественным (объективным) законам. Мышление и сознание, - писал Ф. Энгельс, - ...продукты человеческого мозга и  сам человек – продукт природы, развившийся в известной природной обстановке и вместе, с ней.
Конечно, понятие есть духовная сущность, но не в гегелевском смысле. Мысли нематериальны; это есть субъективные образы объективного мира. Они субъективны, поскольку принадлежат субъекту, его сознанию. Однако мышление человека есть отражение внешнего мира; и не только содержание, но и логическая форма мысли имеет свою основу в самом мире, в самих объектах. Поэтому законы мышления, логические законы, являются аналогом самого мира, существующих в нем отношений.
Выступая решительно против разрыва между логикой и онтологией, законами мысли и законами бытия, Энгельс писал, что это два ряда законов, которые по сути дела тождественны. Это положение Энгельса относится не только к законам диалектики, которые, будучи законами бытия, вместе с тем являются и законами мышления. Они относятся и к законам формальной логики, к логическим фигурам, которые, будучи  субъективными по принадлежности, объективны по своему происхождению и глубокому содержанию. Связь понятий, определенные правильные формы этой связи, являющиеся одним из важных условий истинного мышления, есть отражение общих и устойчивых связей между вещами.
Самые обычные логические фигуры - суть школьно размазанные, sit venia verbo (да будет позволено сказать так. - Ред.) самые обычные отношения вещей. Логические фигуры, т. е. отношения между понятиями и суждениями, рассматриваются Лениным как тождественные определенным отношениям между вещами. Это, конечно, не означает, что понятия суть вещи. Это не означает также, что вся совокупность отношений между понятиями тождественна совокупности отношений между вещами. Мышление как особый процесс со своей спецификой и своим путем развития имеет свои законы. Однако отношения между понятиями, взятые со стороны их структуры, совпадают с определенными отношениями между вещами.
Эти отношения вещей запечатлеваются в сознании человека в качестве форм мысли в процессе его практической деятельности, прежде всего в процессе производства. Практика человека, миллиарды раз повторяясь, закрепляется в сознании человека фигурами логики. Фигуры эти имеют прочность предрассудка, аксиоматический характер именно (и только) в силу этого миллиардного повторения.
Положение Маркса о том, что идеальное есть материальное, пересаженное в человеческую голову и переработанное в ней, относится не только к содержанию, но и к формам идеального.
Из всего этого вытекают весьма важные выводы.
Если в формах и фигурах мышления отображаются вещи и их отношения, то изучение форм мышления, вернее результаты исследования этих форм, могут и должны иметь определенное значение не только в логике, но и вне ее.
В учении объективных связей, присущих действительности, человечество использует все находящиеся в его распоряжении средства. Оно не может пренебречь имеющимися в его распоряжении хорошо известными копиями этого оригинала - формами правильного мышления, в которых давно и независимо от воли человека оказались сфотографированными некоторые важные объективны отношения. Для материалиста вполне понятно прикладное значение математической логики в технике. Известно, что основные законы формальной логики - закон тождества, противоречия и исключенного третьего - имеют своим главным онтологическим содержанием относительную устойчивость вещей, их качественную определенность, качественное отличие от других вещей; так называемая аксиома силлогизма есть выраженное на языке логики объективное отношение, присущее самим вещам, и т. д.
Поэтому развитый логический аппарат может служить мощным средством исследования и синтеза таких объективных систем, в функционировании которых онтологическое содержание логических форм и структур играет существенную роль. Релейно-контактные схемы, например, как раз и являются такими системами. Их функционирование и основано на принципе да - да; нет - нет, ибо реле находится в одном из двух состояний (замкнуто - разомкнуто) и притом только в одном из них. То же относится и к системе как целому. Причем состояние системы как целого есть функция от состояния (замкнутости или разомкнутости) ее элементов. Поэтому нет ничего сверхъестественного в том, что в техническом устройстве овеществляется, объективируется логический процесс.
Законы природы, отображенные в практической деятельности человека в виде логических форм, структур и т. д., используются им в технике. Так дело обстоит в действительности. Идеалисты, обнаруживая в природе те же самые законы, которые действуют в мышлении, и, видя соответствие между бытием и мышлением (в данном случае со стороны формы), делают вслед за Гегелем противоположный вывод: природа есть логическая фигура, она есть умозаключение, короче, она есть инобытие разума.
B действительности - и успехи техники,  базирующиеся на применении логики к анализу и синтезу различных схем, подтверждают это - дело обстоит иначе. Абстрактные результаты логики находят все большее внелогическое (техническое и иное) приложение, во-первых, потому что они - отражение отношений действительности, следовательно, могут служить средством косвенного изучения самой действительности и, во-вторых, потому, что они - отражения отношений, имеющих в действительности весьма широкое распространение, и потому могут быть интерпретированы многообразными путями:
Известно, что человек, ставя между собою и природой различные технические сооружения, не отменяет законы природы, а использует их. Это значит, что человек, подбирая или создавая те или иные условия, направляет действия законов в определенную нужную ему сторону.
Но если всякая логическая структура есть не что иное, как определенная форма отражения объективного закона, то из этого следует, что результат, получаемый посредством ряда логических операций нашим мышлением, также имеет своим прототипом некоторый объективный или объективно возможный процесс или некоторое состояние объекта. Значит, опираясь на знание логических законов (а тем самым и законов действительности), можно искусственно организовать процесс, результатом которого был бы объективный аналог вывода (результата), т. е. состояние объекта, на основании которого человек относительно легко может судить о том, каков логический вывод из некоторых посылок.

 

Добавить комментарий

« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam