Наука и техника Наука и техника - Можно ли использовать кибернетику в общественных науках
  21.10.2018 г.  
Главная arrow Кибернетика arrow Рассуждения конца 60-х arrow Можно ли использовать кибернетику в общественных науках
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Можно ли использовать кибернетику в общественных науках
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
17.10.2010 г.

Наконец, вопрос о том, можно ли использовать кибернетику в общественных науках. Вокруг него разгорелись самые горячие споры. Но возражать по данному вопросу - значит выступать против фактов. Кибернетические машины, т. е. машины, отличные от энергетических машин, машины, в которых основное не передача и преобразование энергии, а передача и преобразование информации, построены и строятся у нас серийно во все большем количестве для решения проблем как внутризаводского, так и более широкого планирования.

Значит, эти машины решают проблемы общественной науки - экономики. А разве решение военно-стратегических задач кибернетическими устройствами не есть решение задач социальной науки?
Конечно, и здесь имеются преувеличения, подчас доводящие разумную идею до абсурда. В парижской газете Монд некий монах доминиканец Пьер Дюбарл серьезно выступал с идеей машины для управления (machine a guverner), которая в будущем самостоятельно будет осуществлять политическую власть не только над отдельными странами, но и над всем миром. Но было бы ошибкой вместе с подобным реакционным бредом отвергать возможность использования кибернетических устройств для исследования экономических процессов, а также для управления некоторыми из них.
Как известно, Маркс считал возможным использовать высшую математику - так называемый периодограммный анализ - для выведения законов периодических капиталистических экономических кризисов. Эта задача вполне может решаться кибернетическим устройством. В нашей печати уже отмечалось, что при помощи вычислительных машин в США было произведено исследование устойчивости капиталистической экономики. Результаты, полученные машиной, показали, что эта экономика неустойчива, что она не может избежать кризисов, каковы бы ни были используемые правительством средства регулирования: законодательные акты, манипуляции в области налогов и инвестиций, субсидии или контракты. Это выводы, которые сделали сами буржуазные политэкономы при помощи кибернетики. Как видно, даже в этом отношении кибернетика не так уж бесполезна для социальных наук.
Но есть философы, которые заявляют: кибернетика родилась у позитивистов, Винер позитивист (на самом деле он идеалист-эклектик), а поэтому нужно бороться против кибернетики. Но если признать такую позицию правильной, то нужно отказаться и от теории относительности и от квантовой механики, поскольку их творцы страдали и страдают идеализмом. Даже от ньютоновской механики следует отказаться, поскольку Ньютон был не только метафизиком, но и мистиком считавшим делом своей жизни не создание математических начал натуральной философии, а толкование апокалипсиса.
Но если уж зашла речь о позитивизме, нужно сказать, что это действительно субъективистское направление, пытающееся изобразить себя чисто научным, стоящим выше философии, хватается за основное понятие кибернетики, за понятие информации. В кибернетике дается точное, математическое определение количества информации, как оно было введено Шенноном в 1948 .г. Но само понятие информации при этом не определяется. Это обстоятельство дает повод позитивистам заявлять, будто информация - это нечто нейтральное, не относящееся ни к материальному, ни к психическому, одним словом, похожее как две капли воды на пресловутые элементы мира Авенариуса.
Между тем понятие информации можно определить примерно так. Если имеется множество А материальных объектов а 1 а 2, ... аn и если ему однозначно соответствует множество В материальных объектов b 1, b 2, ... bn  так, что каждому а соответствует один и только один bn, причем это соответствие установлено с помощью одного и того же для всех n материального процесса с, и структура R множества В та же, как и структура R множества А, то А называется передатчиком, В - приемником, аn - датчиками, bn - сигналами. Множество В и его элементы bа, рассматриваемые абстрактно, в отвлечении от их материальной природы, лишь с точки зрения отображения ими структуры множества А, и вместе с тем интерпретируемые в понятиях, называются информацией. При этом под структурой R понимается пространственно-временное трех членное отношение между, которое определяется аксиоматически. Если р, q, s - три различных элемента какого-либо множества, то для R имеет место:
(1) R (р, q, s)=R (s, q, p);
(2) R (p, q, s) =R (p, s, q)=R (q, p, s);
(3) для p = q или q = s, или p = q = s отношение
R (p, q, s) не имеет смысла.
Из данного определения информации ясно, что это понятие столь же неспособно свидетельствовать в пользу тождества материи и сознания, как не могут свидетельствовать об этом несуществующем тождестве и числа, хотя они являются абстракциями и вместе с тем отражают отношения материальных вещей. То, что информация - не просто последовательность звуков или пятен, но и их истолкование в понятиях, даваемое в конце концов мыслящим человеком, правильно не понимают ни механисты, ни позитивисты, ни спиритуалисты, ни во имя борьбы против всех этих извращений отрицатели или принизители кибернетики.
Правильно не понимает этой связи и сам создатель кибернетики, видный американский математик Норберт Винер. У Винера, как и у многих интеллигентов в капиталистических странах, отсутствует единственно научный, т. е. классовый подход к оценке общественных явлений. У Винера встречается немало обывательщины, немало навеянного антикоммунистической и антисоветской пропагандой. Но вместе с тем мы слышим и его решительные высказывания за мирное использование атомной энергии и кибернетики (Винер отказался участвовать в работе по атомному вооружению), против расизма и маккартизма, против Чан Кайши и др. Гносеологические взгляды Винера также весьма эклектичны, они содержат и здравые, стихийно-материалистические положения, и беспомощно путаные, и граничащие с мистикой.
Слов нет, что отождествлять какую-нибудь естественную теорию с философскими выводами, делающимися из нее, а также с политическими взглядами ученых, работающих над ней, весьма удобно. Ведь это дает сразу возможность, не утруждая себя ее изучением (что часто требует солидной подготовки и значительного труда, особенно, если, например, речь идет о релятивистской космологии, химической теории резонанса, генной теории наследственности или о математической логике), просто отбросить ее, заклеймив как идеалистическую, метафизическую, агностическую, реакционную. Вообще, куда удобнее работать с готовыми трафаретами, но они годятся для маляров, а для естествознания и философии от них проку нет. Тут надо работать иначе. Не поддаваясь идеалистическим высказываниям, разряженным в пестрые, якобы научные одежды по последнему крику буржуазной моды, непримиримо, по-деловому, доказательно бороться против них. Внимательно следить за теми ценнейшими работами, которые буржуазные естественники дают в специальных областях. Критически усваивать эти работы, заботясь о том, чтобы наша философия шла в ногу с новейшими достижениями естествознания. Именно такой подход завещал нам Ленин.
Набрать пышный букет различного вздора, который высказывают иные буржуазные философы и публицисты, а также естественники и техники в капиталистических странах в связи с возникновением кибернетики, не представляет никаких трудностей. Так, в разных вариантах повторяется мысль, что стоит лишь увеличить число ячеек электронной вычислительной машины в миллионы раз, ее нельзя будет отличить от мозга. Пишутся глубокомысленные исследования о том, можно ли решить и с какой, с семантической или с бихевиористской точки зрения, вопрос, где кончается машина и где начинается организм и т.д. и т.п. Вот один из образчиков.
В журнале Философия, издаваемом Королевским институтом философии в Лондоне, магистр Бристольского университета, доктор философии Ф. Г. Джордж в статье Можно ли сделать машины думающими? писал: Если я заявляю кому-то: Ваша жена - машина. Я узнал, что ее построили в мастерской на Южном побережье, то он ответит: Я не верю этому. Но если возразить на это: Однако она все-таки машина, и вы не в состоянии указать мне ничего такого, что может сделать ваша жена и чего бы не смогла (в принципе) сделать машина, то собеседник останется с каким-то грызущим сомнением, ибо нелегко сообразить, о чем таком он мог бы ясно заявить, что это сделала или могла сделать его жена, но что не может быть сделано машиной, построенной в мастерской. Следовательно, заключает наш ученый автор, вопрос о границе между машиной и человеком настолько расплывчат, что всякая дискуссия о нем бесполезна.
Спора нет, что такой подход очень выигрышен. Он не только дает возможность на научном основании обращаться с женой как с пылесосом, холодильником и прочей домашней утварью, не только позволит нам по желанию зачислить столы и стулья, а также и табуретки и кровати вместе с собаками и кошками в четвероногие. Но он обратит и капиталистов вместе с рабочими в производителей! Все ведь зависит исключительно от того, как мы условимся толковать то или другое понятие, тот или другой термин. Так по крайней мере утверждает субъективистская семантическая философия. Но судить о кибернетике по подобным высказываниям просто нелепо.

 

Добавить комментарий

« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam