Наука и техника Наука и техника - Теория философии
  12.12.2018 г.  
Главная arrow Лингво arrow Слова и вещи arrow Теория философии
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Теория философии
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
25.10.2010 г.

Теория философии гласит: прошлая философия представляла собой главным образом злоупотребление языком, полезная философия будущего будет диагнозом и устранением такого злоупотребления. (Допускается, что некоторые философы прошлого делали полезную работу, не понимая, что они делают.)
Это приводит к различным концепциям полезной работы, которую предстоит сделать философам в будущем.

Умерщвление философии. Или вскрытие. Или бесконечно затянувшаяся профилактика. Или что-либо иное, в том числе искусство для искусства.
Эти возможности будущего философского развития следует объяснить более полно: лингвистическая философия может представлять себе свою собственную деятельность как умерщвление философии. Согласно этой точке зрения, в познании не остается места для того вида особого постижения, на который претендовала прошлая философия, или для того вида особых, необычных вопросов, которыми она была занята. Но эти выдвинутые без достаточных на то оснований вопросы и мнимое постижение не следует просто отвергать, но мягко, так сказать с пониманием, устранять. Только такое сопряженное с пониманием «терапевтическое» устранение является подлинно эффективным, и в качестве его побочного продукта мы можем добиться некоторого понимания того, как мы пользуемся языком. Простое «объявление вне закона» не эффективно.
Возникает вопрос, не существует ли опасности, что после того, как умерщвление закончено, лингвистическому философу больше нечего будет делать. Эту неприятную возможность предотвращают несколькими способами. Лингвистическая философия рассматривается не просто как терапия или умерщвление, но также как профилактика, а именно как профилактика против необходимо, постоянно существующей опасности. Болезнь, которую эта профилактика предотвращает, внутренне присуща языку: все люди, пользующиеся языком, будут прежде всего склонны неправильно толковать различные употребления их языка с точки зрения друг друга... Это теория философии ночного сторожа: философия не должна вносить свой собственный позитивный вклад, но обязана быть всегда на страже против возможных злоупотреблений, которые служили бы препятствием к правильному познанию, приводили бы к путанице.
Существуют даже более изощренные теории, гарантирующие непрерывное применение лингвистической философии: одна из них, которая может быть названа «диалектической теорией», рассматривает болезнь и терапию как нечто питающее друг друга, каждое лечение в свою очередь само требует другого лечения, наподобие того, может быть, как осуществляется качание маятника.
Наконец, имеет место идея, что обыденное употребление может исследоваться само по себе, даже если нет проблем, которые бы при этом прояснялись. Естественно, что раз это разрешается в качестве законного занятия, то лингвистическая философия спасена (от критики, во всяком случае, если не от угасания вследствие скуки).
Обещание терапевтических результатов создает некоторое препятствие для притязаний лингвистической философии (даже если это препятствие и не особенно серьезное, так как для терапевтической эффективности не устанавливается никаких твердых границ и эта эффективность всегда может оказаться совсем рядом); без него вообще не остается никаких препятствий для этих притязаний, поскольку она тогда совсем лишается своих притязаний.
Существуют также ослабленные варианты, которые смешивают эти идеи с менее новаторскими и спорными. Лингвистическая философия имеет ослабляющий механизм, внедренный в ее идеях и практике, так что любая ее характеристика могла бы быть ограничена указанием на то, что некоторые лингвистические философы нарочито выбрали готовые увертки. Это делает всю критику сложной по изложению, но не менее эффективной, так как в общем имеет место следующая альтернатива: либо лингвистический философ придерживается сильного варианта, и в этом случае он говорит нечто интересное, но открытое для критики, либо он придерживается ослабленного варианта, в этом случае он недосягаем для критики, но говорит нечто такое, что слишком ничтожно, чтобы быть спорным.
Идеям и практике лингвистической философии свойственна своего рода уклончивость.
Уклончивость такого рода обычна для философии. Отличительной чертой лингвистической философии, как это будет выявлено далее, является основательность, с которой эта уклончивость внедрена в ее исходные идеи, и способ, при помощи которого она существенно связана с ними.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam