Наука и техника Наука и техника - Деятельность, а не учение
  14.12.2018 г.  
Главная arrow Лингво arrow Слова и вещи arrow Деятельность, а не учение
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Деятельность, а не учение
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 
26.10.2010 г.

Основная точка зрения лингвистической философии может быть изложена, как было показано, либо путем указания ее взгляда на мир, философию или язык, либо путем выделения некоторого специального учения относительно языка и способа, которым слова обозначают вещи, либо, что более типично, она может быть введена вообще без какой бы то ни было формулировки - путем рассмотрения частных случаев.

Такие частичные исследования, не признающие открыто общих посылок, которыми они вдохновляются и руководствуются, имеют то следствие, что эти общие принципы, поскольку их не признают открыто и фактически от них отрекаются, нелегко критиковать. Это не просто трюк, хотя результаты таковы, как если бы это был трюк.
Процедура частичного исследования внушается «полиморфизмом» и другими аспектами теории языка. В свою очередь такая процедура служит источником той точки зрения, что (традиционная) философия с ее привычкой формулировать определенные учений является патологией языка. Следовательно, здравая философия есть просто устранение путаницы и ошибок, проистекающих из неспособности усмотреть истину полиморфизма, и, таким образом, она не привносит никаких позитивных или общих истин. Итак, все становится на свои места.
Помимо идеалов прояснения, устранения путаницы, для этого способа подхода характерен ряд лозунгов, образов и доктрин, призванных дать ему рациональное объяснение, а именно что философия является деятельностью, а некоторые вещи невыразимы. Эти два понятия необходимым образом связаны друг с другом: философия представляет собой деятельность в противоположность учению. Она не может быть учением, потому что ничего но может сказать. А не может ничего сказать она либо потому, что ей нечего сказать, либо потому, что это не может быть высказано, является «невыразимым». Итак, философия должна быть деятельностью. Но то, что выражает деятельность, опять-таки либо должно быть способно к выражению, либо это вообще ничто. Однако, хотя это и не может быть высказано, оно, возможно, может быть «показано» (деятельностью, которая явным образом его не формулирует), сделано ясным или как-то иначе выражено.
Идея, что философия есть деятельность - в противоположность учению, - очень привлекательна сама по себе совершенно независимо от того, как она увязывается с другими идеями лингвистической философии: она дает ответ на трудный вопрос о том, каким это образом вообще возможна философия, как может существовать дисциплина, которая и не собирает информацию, и не вычисляет; как философы, которые не заявляют претензии на какие-то специальные области науки, могут тем не менее делать какие-то вклады в науку.
В более частном аспекте это соответствует учению о языке, которое не оставляет места для философских предложений, и вполне соответствует учению о мире, не оставляющему места для общих и абсолютных атрибутов, которые имели бы отношение к философу.
Таким образом, в негативном плане учение о деятельности оказывается весьма подходящим. Оно не излагается явным образом, и это имеет то дополнительное преимущество, что утверждения, которые не сделаны, тем более не могут быть открыты для критики. Профессор Дж. О. Урмсон так описывает это положение вещей:
«Известно, что многие философы утверждают, будто они не являются приверженцами каких бы то ни было философских учений и даже рассматривают приверженность к какому-либо философскому учению как показатель коренного непонимания природы философии... По-видимому, не осталось никого моложе восьмидесяти, кто готов был бы признать себя рационалистом или эмпиристом, нейтральным монистом, материалистом, логическим атомистом, прагматистом, реалистом, идеалистом...».
Но можно с основанием возразить, что деятельность не может быть деятельностью наугад. Она должна иметь начальный пункт, конечный пункт и правила, предписывающие образ действия. Эти правила и критерии являются чем-то и предполагают нечто, что может быть высказано! Лингвистические философы, однако, как правило, воздерживаются от их выявления, и оправдание для этого содержится в их доктрине невыразимости.
Следует сказать, что в настоящее время в лингвистической философии не существует учения о невыразимости, которое поддерживалось бы и формулировалось открыто, хотя и встречается фраза «то, что не может быть высказано». (В действительности беда тут в том, что нет почти ничего такого, что было бы сформулировано четко и определенно, - даже той идеи, что нет ничего, что можно сформулировать.) Как ясно выраженное учение оно принадлежит взглядам молодого Витгенштейна, разработанным в его «Логико-философском трактате».
Но привычка говорить о «том, что не может быть высказано», что «выходит за пределы языка» и т. д., сохранилась в собственно лингвистической философии и существенна для нее.
Эта привычка существенна для нее потому, что то, что характеризует лингвистических философов, и то общее, что их объединяет, есть убеждение, согласно которому не может существовать специфически философских предложений (если только, в тривиальном смысле, мы не позволим им рассматривать отчеты о том, как мы употребляем слова в качестве «философских предложений»). Следовательно, философия, если она вообще существует - а лингвистические философы имеют профессиональную заинтересованность в том, чтобы это было так, - должна быть деятельностью, способом исследования того, как мы говорим.
Эта специфически философская деятельность должна, однако, чем-то определяться. Или она сообщает некоторые невыразимые способы постижения (и тогда мы имеем учение о невыразимости), или она по своей природе терапевтическая, устраняющая «умственные судороги», или это только случай «искусства для искусства». Каждая из этих трех альтернатив имеет свои отрицательные стороны. В первом случае, будучи учением, она подвержена критике со стороны своих противников. Во втором случае, будучи неявным обещанием извлечения от философских вопросов, она может вызвать разочарование в себе благодаря невыполнению этого обещания. В третьем случае она просто тривиальна.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam