Наука и техника Наука и техника - Некоторые сравнения
  23.10.2018 г.  
Главная arrow Лингво arrow Слова и вещи arrow Некоторые сравнения
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Некоторые сравнения
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
29.10.2010 г.

Как указывалось, возникновение лингвистической философии может рассматриваться как замена эпистемологической точки зрения, то есть критической оценки того, что мы знаем, антиэпистемологической точкой зрения, отрицающей всякую возможность эпистемологии и рассматривающей познающее «я» как одну из вещей среди других вещей мира, которая пользуется языком, являющимся в свою очередь деятельностью среди других деятельностей в мире. Таким образом, всякая таинственность отбрасывается с порога вместе с возможностью общей критики. (Это считается достоинством.)

С другой стороны, лингвистическая философия может рассматриваться как замена доктрины скрытой и однородной «логической формы», лежащей в основе рассуждения, утверждением, что рассуждение является поведением, и притом очень разнородным поведением, и поэтому нет однородной или скрытой структуры, лежащей в основе. Эти два способа рассмотрения вещей поддерживают друг друга посредством различных приемов; принцип разнообразия поддерживает бихевиоризм, объясняя, почему непопулярна бихевиористская точка зрения («потому что всех вводит в заблуждение предположение, что имеется какой-то простой и однородный образ языка»), в то время как бихевиоризм гарантирует, что роль и значение выражений должны обнаруживаться в деятельности и контекстах, рассматриваемых естественным способом. Из этого круга нет выхода.
Обе эти замены или преобразования можно проиллюстрировать анализом изменений, которым подверглись взгляды Витгенштейна в период между «Логико-философским трактатом» и «Философскими исследованиями».
Относительно познающего «я» в «Логико-философском трактате» говорится: «Следовательно, действительно имеется смысл, в котором в философии можно не психологически говорить о «я».
«Я» выступает в философии благодаря тому, что «мир есть мой мир».
Философское «я» есть не человек, человеческое тело или человеческая душа, о которой говорится в психологии, но метафизический субъект, граница - а не часть мира».
Относительно простоты там же сказано: «Люди всегда догадывались, что должна быть дана область вопросов, ответы на которые априори симметричны и объединяются в законченные регулярные структуры.
Область, в которой предложение достоверно: «simplex sigillum veri (простота - признак истинности).
Оба эти положения, конечно, являются центральными как для «Логико-философского трактата», так и для большинства самых разнообразных теорий познания, составляющих основную западную философскую традицию по крайней мере в течение трех последних столетий. Они перевертываются в лингвистической философии. Они заменяются утверждением о конкретном субъекте, познающем и использующем язык, и взглядом о simplex sigillum falsi.
Взгляды позднего Витгенштейна могут, следовательно, рассматриваться как развитие той идеи «Логико-философского трактата», что «формальные понятия» ничего не обозначают, - с той только разницей, что формальные понятия теперь рассматриваются скорее как многочисленные, свойственные естественному языку и «низшие» (не специальные и стоящие особо), чем как малочисленные, и некоторым образом абсолютные и сверхобычные. Но, к несчастью, умножая и, так сказать, натурализируя «формальные понятия», лингвистический философ упорно трактует их как нейтральные vis-a-vis содержательным проблемам. Эта серьезная ошибка является частично пережитком более ранней стадии, на которой она была по крайней мере правдоподобной.
В «Логико-философском трактате» Витгенштейн указал на небольшой ряд весьма общих понятий, которые служат каркасом для высказывания о мире, но которые сами по себе ничего не отображают (и которые можно было правдоподобно считать нейтральными). Утверждалось, что ошибочная философия возникает тогда, когда эти общие понятия трактуются как имена вещей.
Взгляд, согласно которому формальные понятия обеспечивают каркас высказываний, но сами ничего не говорят и согласно которому, далее, работа философов связана с этими формальными понятиями, а не с высказываниями о мире, - причем об этих формальных понятиях трудно что-либо сказать, а можно их лишь показать или демонстрировать, - у Витгенштейна остался. Но в более позднем учении Витгенштейна речь шла о различных формальных понятиях, связанных, скорее, с каждой из очень многих возможных языковых игр - причем некоторые из этих игр могли быть очень ограниченными и иметь узкое применение и назначение, - чем с единственной, основной и всеобъемлющей языковой игрой (обрисованной в «Логико-философском трактате»). Нейтрализм и формализм сохраняются в лингвистической философии без какого-либо оправдания и с гибельными последствиями.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam