Наука и техника Наука и техника - Реализм и идеализм
  13.12.2018 г.  
Главная arrow Лингво arrow Слова и вещи arrow Реализм и идеализм
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Реализм и идеализм
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
29.10.2010 г.

Но в некоторых отношениях ранние и поздние взгляды Витгенштейна не противоречат друг другу, а основываются на одних и тех же, причем ошибочных допущениях.
К числу этих допущений относится предположение, что имеется такая вещь, как «правильное видение мира» так сказать, абсолютное и непосредственное его достижение; это заблуждение ассоциируется с идеей выразимости, которая является следствием осознания трудности выражения таких постижении.

На взгляд требование «правильного видения мира» отвергавшимся; фактически же оно по-прежнему сохраняется в (позднем учении, и это сохранение невыразимого постижения ясно указывает на сохранение понятия «правильное видения мира». Витгенштейн видит, и в ранний и в поздний период, что абсолютное познание несовместимо с общими условиями любого высказывания. Но, и о своих притязаниях на абсолютное, он вынужден писывать его невыразимому или внушаемому.
Рассмотрим лингвистическую философию как видение, заменяющее старую философскую привычку рассмотрения взаимоотношения разума и мира концентрированием внимания на взаимоотношении языка и мира. (Это характеризует как доктрину «Логико-философского трактата», так и доктрину собственно лингвистической философии.) Переориентация, произведенная лингвистической философией, отнюдь не устраняет старые проблемы теории познания; такие проблемы -как разум (теперь: язык) может постигать, осознавать, объединять объекты, которые он познает (теперь: о которых он говорит), вновь появляются, хотя и в новой форме.
Величайшей среди этих проблем является, возможно, проблема Ding an sich, вещи в себе. Само понятие познания требует, чтобы вне познания было нечто, существующее независимо от него; чтобы познание было познанием чего-то, и, подобным образом, понятие языка требует, чтобы существовало нечто внелингвистическое, к чему могли бы относиться выражения. Пока все хорошо, но, поразмыслив, приходишь к следующей проблеме. Если всякое познание есть познание при помощи, посредством некоего разума ((или если все предложения принадлежат некоторому языку, некоторому множеству объединенных общими правилами понятий), то как мы можем знать (говорить), каково это непознанное (неупомянутое) до того и независимо от того, как оно познано (или описано в речи)? Как мы даже можем знать (говорить), что оно вообще существует, не говоря уже о том, что оно собою представляет?
Реалист тот, кто, движимый размышлением о том, что познание должно быть познанием чего-либо, утверждает, что, несмотря на все вышеуказанные трудности, должно существовать нечто независимое. Его противник столь же убедительно может указать ему, что говорить о том, каково нечто еще непознанное, значит говорить о том, что ex hypothesi мы не знаем (или что мы пытаемся сказать, каковы вещи, когда о них не говорят).
Точно так же эта проблема вновь проявляется в лингвистической формулировке данной ситуации. Но так как эта ситуация описана в терминах языка, значения и их границ, а не в терминах познания и его границ, то X, предшествующий языку, становится не чем-то непознаваемым, а чем-то невысказываемым, невыразимым. Доктрины невыразимости являются лингвистической формой идеализма, провозглашающего, что Ding an sich выходит за рамки познания. Именно так и обстоит дело в «Логико-философском трактате». Трактат представляет собой описание того, чем, по предположению, являются мир и язык под всей их внешней видимостью, и того, что дает возможность одному из них описывать другое. Но описать это значило бы сказать, каковы вещи до того, как о них что-либо сказано, каковы они должны быть, чтобы о них можно было сказать. Витгенштейн сказал это и, как известно, затем провозгласил свои собственные суждения бессмысленными, поскольку они противоречат правдоподобному утверждению, что нельзя сказать, чем являются вещи, ничего не сказав при этом.
Таким образом, в терминах старого противопоставления «Логико-философский трактат» был как реалистической работой, так и субъективистской. Он был реалистической работой в том отношении, что фактически говорил, какими (и как) вещи были до их отображения в языке. Но этот трактат полностью разделял и субъективистскую аргументацию, что сделать это невозможно. Если акцентируют внимание на идеях, изложенных в начале «Логико-философского трактата», которые дают ему содержание, то эта работа должна характеризоваться как лингво-реалистическая. Если подчеркивают отречение от этих идей как от бессмысленных в конце книги, то трактат должен характеризоваться как лингво-субъективистское сочинение. Но удобная доктрина невыразимости и «лестницы» дает возможность в одно и то же время выбирать оба полюса этой дилеммы.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam