Наука и техника Наука и техника - Индийский трюк с веревкой
  23.10.2018 г.  
Главная arrow Лингво arrow Слова и вещи arrow Индийский трюк с веревкой
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Индийский трюк с веревкой
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
13.11.2010 г.

Его можно было бы также назвать способом поднимать самого себя за шнурки своих же собственных ботинок. Сущностью этого приема является своего рода систематическая непоследовательность.
1. «Парадокс анализа», постулирующий дилемму, согласно которой любой анализ либо сводится к простому установлению двух выражений и поэтому тривиален, либо не сводится к такому установлению и потому может иметь свой эквивалент в лингвистической философии, а именно - любой неологизм либо может быть объяснен в существующих терминах, и тогда оп излишен, либо не может, и тогда он не «имеет смысла».

Но лингвистическая философия не считает это парадоксом, ставящим под сомнение те допущения и процедуры, которые привели к нему. Одно поколение назад Франк Рамсей остроумно описал схоластику как попытку выдать за ясное то, что не ясно. Теперь возник новый вид: утверждается неясность того, что является ясным.
2. «Общим требованием со стороны оппонентов аналитической философии является требование некоторой совокупности критериев, при помощи которых можно было бы судить о философском анализе какого-либо понятия.
На эту просьбу Остин заметил довольно-таки сардонически: «Если вы можете сделать некоторый анализ убедительным для себя независимо от того, как бы упорно вы ни старались его отвергнуть, и если вам удастся уговорить кучу сварливых коллег согласиться с ним, то это и будет достаточно хорошим критерием того,  что в нем что-то есть» («The Times»  17.5.58).
Коллеги профессора Остина могут быть сварливыми внутри своего метода, но они явным образом несварливы, когда речь заходит о самом методе: если дан метод, то из него, с помощью приемов, которые были объяснены выше, выводится все остальное.
Разумеется, непоследовательность - не новое явление. Все мы повинны в ней, как, несомненно, и прошлые мыслители. Часто можно обнаружить внутреннюю непоследовательность в чьих-либо мыслях, искусно сопоставляя различные его утверждения, которые не были продуманы в связи друг с другом. Новым для лингвистической философии является следующее: когда такие непоследовательности встречаются в ней, они никогда не находятся, не отвечаются или не считаются важными. Не предполагается, что они должны быть исправлены.
Здесь опять на сцену появляется полиморфизм и культ фрагментарного подхода - то есть убеждение, что каждая проблема требует своего особого подхода. Из идеи, что философия не есть построение связной картины мира, может быть сделан - и делается - вывод, что не следует уделять слишком много внимания последовательности в высказываниях, сделанных в разное время и в связи с разными проблемами. Полиморфизм и миф фрагментарного подхода используются как общедоступная предохранительная мера не только против опровержения, но равным образом против внутренней последовательности. Они дают общий carte blanche для употребления взаимно несовместимых аргументов и помогают взбираться по веревке, которая уже ни к чему не привязана.
Приведем пример: философ объясняет логическую необходимость в терминах соглашений между людьми. А именно, он говорит, что необходимость возникла благодаря молчаливым соглашениям, регулирующим наше употребление языка. В другой раз философ дает диагноз того, что лежит в основе проблемы чужого сознания (трудность заключается в понимании того, как мы вообще можем знать, что чувствуют другие люди, в противоположность простому наблюдению внешних проявлений их чувств). Философ подчеркивает полнейшую логическую невозможность чувствовать так же, как это чувствует кто-либо другой. При этом подразумевается, что если мы полностью осознаем, что имеем дело с логической, а не какой-либо фактической невозможностью, то мы перестанем чувствовать, что нам чего-то не хватает. Если, однако, сопоставить эти два анализа, принадлежащие одному и тому же философу, то в результате получится, что невозможность чувствовать то, что чувствует кто-либо другой, становится языковым соглашением! Однажды, когда философа, о котором идет речь, на самом деле попросили прокомментировать эти два анализа совместно, он просто отказался, без всякого объяснения. Философ, работающий в традиции, не оснащенной полиморфизмом и другими приемами, спасающими честь мундира, почувствовал бы, что эта ситуация представляет собой проблему, к попытался бы достичь последовательности в своих рассуждениях. Для лингвистического философа такой необходимости нет. Напротив, любая непоследовательность лишь доказывает его собственную доктрину полиморфизма и необходимость принципа ad hoc.
Последовательное употребление совершенно несовместимых идей или принципов, «полиморфические» и другие средства, оправдывающие их употребления, можно назвать индийским трюком на канате. Представитель лингвистической философии карабкается по многим канатам - но не пробуйте убеждать его в том, что каждый канат должен быть к чему-то привязан.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam