Наука и техника Наука и техника - Степень предосторожности
  23.10.2018 г.  
Главная arrow Лингво arrow Слова и вещи arrow Степень предосторожности
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Степень предосторожности
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
10.12.2010 г.

Одно из характерных поздних оправданий лингвистических процедур, в отличие от терапевтических обещаний или утверждений, что это единственный разумный способ рассмотрения вещей, осуществляется через понятие предосторожности. Установка приблизительно такова: мы не утверждаем ничего ни о мире, ни о языке, ни о философии и не обещаем ничего. Все, что мы делаем, - это очень, очень осторожно, лишь слабо намекая, отправляемся от предположения о том, что как проблемы, так и их решения у философов прошлого возникли только благодаря торопливости и беззаботности. (В той мере, в какой существует убеждение, что тщательность будет устранять их, этот подход имеет очевидное родство с обещанием терапии, но лечение не гарантируется.)

Эта установка порождает свою собственную атмосферу и ряд распространяющихся повсюду оценок, согласно которым, очевидно, гораздо лучше никогда не любить вообще, чем любить и потерять. Это довольно непривлекательная атмосфера: так же как некоторые общества или социальные группы становятся ритуалистическими и одержимыми в отношении следования определенному стилю одежды и проклинают малейшее отклонение от нормы, но без позитивных путей к спасению - аналогично, в этом мире, никакое позитивное достижение не может помогать человеку, но незначительный промах может погубить его. Эта курьезная, но характерная атмосфера является частично следствием того взгляда, что философия не может сказать о мире ничего позитивного. Частично это, может быть, неотъемлемая черта того оранжерейного и манерного общества, в котором лингвистическая философия процветала после войны. Она в действительности совершенно независима от витгенштейнианских идей и, возможно, находит в них лишь рационализацию.
Культ предосторожности являет собой либо вялую версию терапевтической теории, либо аспект несколько более любопытной теории познания. Достоинства первой уже были обсуждены. Вторая альтернатива проявляет себя в таких лозунгах, как тщательное, действительно детальное исследование наших понятий - посредством изучения их вербальных проявлений - в качестве обязательного начала философии, хотя и необязательно в качестве ее необходимого конца. Эта идея подкрепляется правдоподобным, по видимости, убеждением, что на вопросы можно лучше ответить, если они ясно сформулированы. Разумеется, многое зависит от частного критерия ясности и от того, что именно рассматривается как завершение процесса прояснения.
Результатом применения остинианской теории обязательного начала было бы разрушение всех новых идей. Эта теория стремится выглядеть как суровый, но справедливый экзаменатор, который пропустил бы только действительно достойного кандидата, но правила таковы, что никто не мог бы его определить. Ее идея о действительно достойном кандидате на позитивные нововведения сочетает несопоставимые признаки - новизну и постижимость при помощи ранее установленных, привычных понятий...
Этот пункт может быть проиллюстрирован на примере возникновения самой лингвистической философии. Ее поборники хотели бы, чтобы о ней судили по ее современным ограниченным формулировкам, а не по чрезмерным притязаниям, характерным для ее первоначального изложения, таким, как обещанное излечение от всех философских затруднений или систематическое потакание «решению» проблем ценностей обращением к действительному употреблению слов... Но техника обязательного начала не дает какому-либо новому ряду идей времени утрястись, привести себя в порядок: она убивает их с самого начала. (Одному известному человеку весьма правдоподобно приписывают замечание, будто он видит свою задачу в обнаружении того, что молодые люди не имеют никаких идей.)
Предосторожность не нова: Декарт соблюдал предосторожность, когда он старался сомневаться во всем, чтобы не впасть в какую-либо ошибку. Ново и интересно в отношении современного культа предосторожности то, что здесь совершается своего рода полуоборот в сторону картезианской предосторожности. Современный уклончивый в своих ответах философ рассматривал бы сомнение во всем как верх неосторожности, так как это предполагает, что имеет смысл сомневаться во всем, полагать, что все идеи ложны. Но это не очень сильное допущение - таков довод. Другими словами, новое сомнение направлено непосредственно против предположений о значении, а не против предположений об истинности. (Под вопрос ставится значимость сомнения, а не истинность убеждения.) Оно находит свою гарантию не во всеобщем недоверии, но в отказе отступить хотя бы на йоту от нормальных допущений. Его гарантия и конечная опора не в скептицизме, а в обыденном рассуждении, и от последнего оно будет отклоняться лишь тогда, когда в отношении каждого отклонения есть полная гарантия сохранения значимости. (Иначе говоря, никогда или только в тривиальных случаях.)
Слабостью картезианского сомнения действительно было то, что, сомневаясь в истинности всего чего угодно, оно не сомневалось в значении предположений, кажущихся значимыми. Соответствующая слабость лингвофилософской установки состоит в том, что, обнаруживая предельную уклончивость по отношению к каким-либо притязаниям на значимость вне области выражений, освященных употреблением, ей не хватает скептицизма относительно истинности предпосылок обыденных рассуждений и фактически она гарантирует их курьезным способом (объявляя вне закона, как неосмысленные, все вообще сомнения относительно них). Утонченность и критичность требований к значению, так же как и требований к истинности, является достижением, однако эта критическая установка в одном направлении не должна скрывать догматизм в другом направлении. Новый стиль предосторожности представляет собой не что иное, как замаскированное легковерие. И, как говорит Тюрбер, нет гарантии в числах или в чем-нибудь еще - определенно так же нет гарантии и в том, чтобы придерживаться обыденного употребления.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam