Наука и техника Наука и техника - Оригинальность
  22.10.2018 г.  
Главная
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Авторизация





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Оригинальность
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 
25.12.2010 г.

Насколько оригинально это мировоззрение?
Можно утверждать, что идеи, составляющие лингвистическую философию, даже не оригинальны. Новизна заключается только в том, что принимаются заблуждения, характерные для нее, но не в том, что они мыслятся.
Давид Юм предполагал возможность их принятия, исходя приблизительно из тех же самых мотивов, что и лингвистические философы, и отвергал их; удрученный, так же как и они, выводами философского рассуждения, противоречащими здравому смыслу, он удивлялся:

«Стало быть, нам нужно установить в качестве общего правила, что мы не должны признавать никаких утонченных и детальных рассуждений? Рассмотрите хорошенько следствия (принятия) подобного принципа. Приняв его, вы совершенно уничтожаете возможность всякой науки, всякой философии: вы признаете одно-единственное качество воображения, но у вас ровно столько же оснований и для признания всех остальных; в то же время вы ясно противоречите себе, раз ваше правило должно быть построено на вышеизложенном рассуждении, которое нельзя не признать достаточно тонким и метафизическим».
Другими словами, Юм отвергает взгляд, что философия должна заканчиваться   банальностями, что она может оставить все так, как есть. И Юм поступал так потому, что он предвидел парадокс пассивности,  «ровно столько же оснований», которые вели бы к тому, чтобы принимать   слишком многое. (Он называл источник обыденных идей «воображением», а не языком, но это детали.) Юм предвидел также, что такая установка состояла бы лишь в принятии еще добавочной философской теории и, таким образом, не была бы достигнута подлинная нейтральность. Идеи, что этого можно избежать с помощью витгенштейнианской уловки, отбрасыванием лестницы, у него не встречается - к его чести. Юм следующим образом описывает условия, которые привели его к рассмотрению возможности этого решения:
«К счастью, случается так, что, поскольку разум не способен рассеять эти облака, достаточно самой природы... Я обедаю, я играю в триктрак... и когда... я возвращаюсь к этим умозрениям, они кажутся такими холодными, такими натянутыми и' смешными, что я не могу... заниматься ими дальше».
Лингвофилософский культ здравого смысла и обыденного языка есть лишь попытка превратить действия триктрака в непрерывную систему. Юм не хочет, чтобы это действие было непрерывным: когда «я пресыщен забавами и компанией... я чувствую, что мой разум весь сосредоточивается... Я не могу удержаться от любопытства познакомиться с принципами нравственного добра и зла, природы и основания правления, и с причинами тех различных страстей и склонностей, которые приводят меня в действие и управляют   мной. Мне нелегко думать, что я одобряю один объект и не одобряю другой; называю одну вещь прекрасной, а другую - уродливой; решаю относительно истинности и ложности, разума и глупости, не зная, из каких принципов я исхожу. Я касаюсь условий познаваемого мира, в отношении которого имеет место такое прискорбное   невежество во всех этих частностях».
Другими словами, Юм испытывает любопытство («затруднение» на современном, разрешающем все проблемы жаргоне) там, где Мур его не испытывает, и там, где Витгенштейн старается убедить себя и нас, что для любопытства не остается места. (Не удивительно, что Витгенштейн отказывался читать Юма на том основании, что он терпеть его не может.)
Юм по крайней мере в двух местах рассматривает возможность полиморфизма, отказа от поисков на том основании, что общие идеи невозможны, что ничто не сводимо к чему-то иному и что все есть, что оно есть, а не что-либо иное:
«Кроме того, в природе мы находим, что, хотя следствий много, принципов, из которых они возникают, бывает, как правило, немного, и они просты... Насколько это еще более верно должно быть по отношению к человеческому духу, который... может справедливо мыслиться как неспособный содержать такую чудовищную груду принципов... чтобы каждая отдельная причина подгонялась бы под... отдельный ряд принципов!»
Вместо «духа» на современном жаргоне читай «язык». Как много возможностей для существования бесчисленных видов высказываний.
И следует добавить, что существует дальнейшее различие между юмовским употреблением триктрака и применением языкового анализа для того, чтобы излечить от философских трудностей (не говоря уже о том, что Юм не имел желания играть в триктрак непрерывно): триктрак работает.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
Опросы
В России установился строй:

Кто на сайте?
   
designed by sportmam