Наука и техника Наука и техника - Политика
  22.10.2018 г.  
Главная
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Авторизация





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Политика
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
09.01.2011 г.

Политические выводы из лингвистической философии можно описать или как нейтралистские, или как консервативные или иррационалистские. Представители лингвистической философии допускают и фактически часто провозглашают нейтральность, с возмущением отрицая иррационализм.

Нейтральность вытекает из общей концепции лингвистической философии относительно своих задач и мышления в целом. Философия есть уяснение понятий, разъяснение значения, причем такое уяснение, такое разъяснение не определяют истинности или обоснованности анализируемых понятий или предложений. «Философия оставляет все так, как оно есть». Определять общие правила игр, которые можно описать как «политическую мысль»,- это не значит вставать на чью-либо сторону или делать ходы в игре; ведь определять правила шахмат не означает играть в шахматы.
Здесь, как и в других местах, ошибка лингвистического подхода заключается в понятии неявно определяемой игры, о которой можно сказать, что либо ее правила нельзя, или не нужно, или не следует изменять, либо их изменение или определение не является ходом в рамках игры, либо изменение их выходит за границы философии или политики. (Но, разумеется, политические конфликты в течение многих веков были конфликтами относительно данной общей концептуальной игры, а не внутри нее.)
Лингвофилософский подход абсурден по многим причинам.
Он предполагает первозданную логическую чистоту в существующих политических идеологиях, логическую чистоту, благодаря которой они должны состоять исключительно из оценок «первого порядка» и фактических суждений «первого порядка», а не из теорий о них. Но если они не обладают такой чистотой - а они в действительности ею не обладают, то те их части, которые не являются логически простыми и «первого порядка», могут противоречить философскому анализу, что обычно действительно и происходит.
Представители лингвистической философии претендуют на политическую и этическую нейтральность, и, в частности, они усиленно стараются опровергнуть обвинение в том, что они отстаивают или протаскивают иррационализм.
С одной стороны, лингвистические философы опровергают это обвинение, просто выводя свою невинность из тезиса о своей нейтральности; этот аргумент мы уже рассмотрели. Когда же они выдвигают конкретные доводы в опровержение этого обвинения, то эти доводы оказываются в корне ошибочными и основанными на ложном понимании того, что такое иррационализм. Если иррационализм заключается в некоторой определенной совокупности предписаний, например потворствовать проявлению своих наиболее буйных эмоций или же совершать как можно больше actes gratuits, тогда, конечно, правильно, что лингвистическая философия ни в чем подобном не повинна. Но иррационализм заключается не в этом. Он сам представляет собою, учение «второго порядка», состоящее в том, что выбор между целями или предписаниями произволен, и в этом смысле он действительно является следствием одного из центральных пунктов лингвистической философии. (Но заметим, что это один из тех пунктов, который делает лингвистическую философию не просто неприемлемой, но также и внутренне противоречивой, так как если она утверждает, что не существует никаких критериев употребления языка вне самого этого употребления, то отсюда следует иррационализм, как мы его только что определили; но если ее можно истолковать так же, как утверждение, что «все предложения, как они есть, являются полностью упорядоченными», можно показать, что она влечет консерватизм. Оба заключения можно вывести с полным основанием.)
На этическую, политическую нейтральность претендовала не только собственно лингвистическая философия, но и предшествующие ей философии, в частности логический позитивизм. Эта претензия столь же необоснованна и притом по тем же самым причинам. Однако конкретные оценки, которые фактически вытекают из этих двух философий, оказываются совершенно различными, несмотря на нежелание их представителей признать эти оценки.
Логический позитивизм был революционной доктриной, которая, изгоняя многие социально важные виды рассуждений из области значимых, подрывала многие традиционные идеологии; если она тем самым подрывала и ряд революционных идеологий, то это было менее заметно. Если даже логический позитивизм специально этим не занимался, то, подрывая и высмеивая все традиционные ценности путем высмеивания поддерживающих их основ, он способствовал существенным изменениям, по крайней мере понятийным. Более поздняя лингвистическая философия, с другой стороны, консервативна с точки зрения тех ценностей, которые фактически ею внушаются. Она опять-таки не специально консервативна, она не дает конкретных указаний о необходимости сохранять те или другие, детали, но она консервативна в общем, консервативна не специальным образом. Она отказывается подрывать принятые привычки, а, напротив, сосредоточивает свое внимание на показе того, что основания, на которые опирается критика принятых привычек, являются в общем ошибочными.
Лингвистическая философия иррационалистична, поскольку подчеркивает невозможность оправдания и ошибочность любой критики, исходящей из общих предпосылок.
Тем самым представители лингвистической философии показали, что вопреки мнению Оруэлла культ старых речей может сковывать мысль по крайней мере так же сильно, как изобретенный им культ новых речей.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
Опросы
В России установился строй:

Кто на сайте?
   
designed by sportmam