Наука и техника Наука и техника - Обмирщенная официальная религия
  14.12.2018 г.  
Главная arrow Лингво arrow Слова и вещи arrow Обмирщенная официальная религия
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Обмирщенная официальная религия
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
18.02.2011 г.

Как указано выше, зигзаги современной философии можно частично объяснить как следствия попытки институционализации мышления об основах в обществе, не имеющем официального кредо. Конечно, лингвистическая философия в большинстве случаев процветала в тех местах, которые до сравнительно недавнего времени уже имели какое-то официальное кредо и чья организация и характер до сих пор отражают это обстоятельство.

Как заметил профессор Дж. Райл: «В годы юности Брэдли большинство преподавателей колледжей имело духовный сан и значительная часть студентов приходила из церковных приходов Англии и Шотландии, а по окончании учебы направлялась туда обратно». При таких обстоятельствах нетрудно было найти доктрину, толкование которой могло служить основой философского обучения. Фактически такая доктрина представляла собой удобную смесь религии с классической традицией.
Эта смесь постепенно становилась все более и более неподходящей для университета в силу различных изменений, социальных и интеллектуальных, внутренних и внешних, которые давали о себе знать в конце прошлого и в течение всего нынешнего столетия. Допущение нонконформистов и неверующих, ученых и, наконец, представителей низших классов, прием студентов, сомневающихся в религии и не имеющих классического образования, все это привело к тому, что старая система перестала отвечать новым требованиям.
Первой реакцией на сложившееся положение была разработка философских учений, являвшихся светскими суррогатами религии, что иногда открыто и признавалось. Они не были связаны с какой-либо исторической догмой и тем самым не были уязвимы для критики со стороны науки и истории, что было самым слабым местом собственно религии. В то же самое время они обеспечивают кое-чем из того, чем думала обеспечить религия,  чувство целостности, основание для морали, утешение и т. д. Самым известным и ярким среди этих суррогатов был абсолютный идеализм. В сущности, он утверждал, что все на свете есть часть единого, всеохватывающего, осмысленного целого, и выводил из этого взгляда много утешительных и вдохновляющих частных истин.
Г-н Г. Дж. Уорнок, во многих отношениях типичный лингвистический философ, высказал мысль, что этот тип учений потерпел крах потому, что люди больше не нуждаются в суррогатах религии.
Но это абсурд. Религия - в буквальном смысле,- предшествующая абсолютному идеализму, была официальной религией. Другими словами, это была старая, живучая традиция, заложенная в жизни нации и особенно связанная с характером господствующего класса нации. Возраст и опыт смягчили ее: она поддерживалась без фанатизма, без исключительности и ревностности, она но претендовала на доктрину или постоянство, была приучена к компромиссам и к тому, что она была лишь одним из многих верований и занятий ее приверженцев.
С одной стороны, абсолютный идеализм был единым и всеохватывающим видением мира. Он потерпел крах не потому, что люди не нуждаются в суррогате религии (что может быть и так и не так), а потому, что он был суррогатом такой тотальной, требовательной, радикальной религии, которую уже не знали, не желали и не ценили.
С другой стороны, лингвистическая философия является превосходной светской заменой официальной религии. Ей присуще видение последней - на заднем плане. Практическими выводами из нее являются последовательный, но гибкий концептуальный консерватизм, сильное недоверие к интеллектуальным новшествам, пренебрежение к цельности общей картины (полиморфизм!). Лингвистическая философия дает нечто, толкование чего может стать содержанием преподавания: толкование здравого смысла или содержания «Оксфордского словаря английского языка», которое заменяет толкование вероучения или классиков; почтение к лингвистической традиции заменяет почтение к откровению.
Ее глубокое и эффективно вооруженное предрасположение против понятийных новшеств неоценимо. Рассмотрим характерные черты официальной религии.
Она не подлежит явной критике или концептуальной ревизии.
Не разрешается открыто требовать от религии последовательных взглядов на вещи. Она часто идет на компромиссы. Слишком большое наследие прошлого, слишком большие надежды на волю провидения также делают невозможной интеллектуальную строгость.
Религии присуща спокойная уверенность - всем своим существом она чувствует, что она права, что мыслить правильно - значит соглашаться с ее идеями. Отсюда она понимает свою собственную интеллектуальную задачу как «устранение возражений», а не как постижение новых истин. Она считает своей задачей разыскивать ошибки в нововведениях реформаторов (а не ошибки, прочно укоренившиеся в традиции), причем она должна это делать общепонятным, нетехническим путем.
Сила религии заключается в том, что она делает это гибким, нефанатическим способом: не все традиции обязательно правильны, не все нововведения обязательно ложны.
Эти черты воспроизводятся в лингвистической философии.
Интересно также отметить сходство между толкованием здравого смысла или обыденного употребления слов с традиционным в схоластике подчинением разума вере (изменен только объект почитания): разум объясняет ч защищает здравый смысл пли обыденное употребление слов, и только очень редко (или вообще никогда) исправляет его...
Философия когда-то была занятием по существу не джентльменским. (Такие аристократы, как Декарт или Рассел, которые занимались философией, приводили в замешательство свои семейства.) Философия состоит из споров, объяснений и защиты - и притом относящихся к вопросам, тесно связанным с воззрением человека на самого себя и на мир.
Оправдывать, ставить под сомнение, основываться на уме - это, попросту говоря, не джентльменское занятие. Гёте, знаток снобизма, отнюдь не враждебно настроенный к нему, как и ко многим другим вещам, заметил где-то, что знатность заключается в том, чтобы быть, а не знать или делать («Никогда не объяснять!»). Философия всегда была неблагородной попыткой обосновать, оправдать пли подтвердить бытие знанием.
Лингвистическая философия всему этому кладет конец. Она показала, или думает, будто показала, что не нужно доказательств или оправданий для тех фундаментальных и сокровенных убеждений и идей, которые являются, центральными в нашем понимании самих себя и мира. Брэдли определил метафизику как отыскивание плохих оснований тому, во что мы верим инстинктивно. Лингвистическая философия показала, что не нужно никаких оснований для того, во что мы верим в силу наших языковых привычек.
Гениальным образом она изобрела философию, подходящую для джентльмена, и в то же самое время нашла пристанище для профессиональной философии, сильно потесненной упадком веры в трансцендентное царство и завоеванием наукой имманентного мира. Профессиональные философы напоминали племя, потерявшее все старые пастбища и кочующие в поисках новых. Лингвистическая философия нашла или изобрела область, изумительно подходящую для джентльменских занятий и дающую приют для представителей нетехнической, эфирной, но в то же время эзотерической профессии. Эта область в то же самое время недоступна для науки, она не присоединяется к трансцендентализму, но и не необходимо враждебна к установившимся, привычным формам его: это область чрезвычайно разнообразных, принципиально sui generis привычек к употреблению слов, и слишком гуманитарная, чтобы допускать любые технические приемы, и слишком формальная и (якобы) нейтральная, чтобы иметь вульгарное практическое значение пли считаться подрывной, и слишком раздробленная, чтобы допускать общие идеи. Цель анализа обычного языка - обеспечить занятие людям, у которых нет идей и технических приемов, или которые не любят их, или которым не хватает знания реальных проблем. Кто же может удивляться успеху столь привлекательной философии? Она его вполне заслуживает.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam