Наука и техника Наука и техника - Филогенетическая связь
  12.11.2018 г.  
Главная arrow Сознание arrow Этическое сознание arrow Филогенетическая связь
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Филогенетическая связь
Рейтинг: / 2
ХудшаяЛучшая 
13.05.2011 г.

Филогенетическая связь нравственного сознания и этического мышления
Тождество и различие нравственного и этического, обыденного и философского сознания Кант и Гегель увидели в развитии моральной рефлексии и рефлексивности мышления вообще. Сегодня становится очевидным, что «моральная рефлексия - исторический продукт развития нравственного сознания, совершенствования его структуры». Ее формирование вызвано становлением личностного самосознания, индивидуализацией духовного мира. В родовом строе индивидуальное сознание способствует усвоению единства человека с родом и препятствует осознанию своего «Я». Связь с предками, с природой укрепляют в сознании человека связь с родом и затрудняют, замедляют формирование «Я». «Я» аморфно, границы его открыты.

Новый толчок развитию «Я» дает появление различий, связанных с разделением труда. Природная дифференциация обусловила социальную, а та, в свою очередь, личностную. Процесс личностной дифференциации проходил крайне медленно. В языке
древних греков отсутствуют понятия «лицо», «личность», «индивидуальный субъект деятельности». При анализе нравственной регуляции, характерной для культуры древних греков, можно выделить три ее формы, последовательно сменяющие друг друга: страх, стыд, вину (совесть). Наиболее древний регулятор - страх: перед предками, перед богами. Стыд - страх перед родом, перед другими людьми. И наконец, вина - стыд перед самим собой. Особенность переживания вины состоит в том, что она знаменует появление механизма саморегуляции.
Становление саморегуляции в широком контексте социальных и духовных изменений можно представить как переход от талиона (института кровной мести) к золотому правилу»: «(не) поступай по отношению к другим так, как ты (не) хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе». Талион мог возникнуть и существовать, вытеснив предшествующие отношения неограниченной вражды, как эффективный социальный порядок лишь в условиях родового общества, когда различные коллективы находились на одинаково примитивном уровне развития, не позволявшем им вступать в отношения господства и подчинения. Группа подчиняла себе и растворяла в себе человеческие индивидуальности, лишая их социального своеобразия. Талион «жизнь за жизнь, око за око, ущерб за ущерб» воспринимался как рок, предопределенность; вина отцов оставалась наказуемой в детях до третьего, четвертого и более поколений. Причем действие талиона никак не ставилось в зависимость от личностных качеств и индивидуальной судьбы. Герои исландских саг, жившие в эпоху перехода от рода к патриархальной семье, совершали акт мести за смерть сородича, не питая личной ненависти и не испытывая угрызения совести после убийства.
К. Маркс, характеризуя общинный способ производства, отмечал, что отдельный человек в тот период не являлся самостоятельным по отношению к общине. Всякое преступление, которое совершалось кем-либо из родичей, ложилось на весь род. Вина становилась такой же коллективной, как и обида.
Лишь на более высоком этапе развития общества индивидуальное нравственное сознание человека достигает такого уровня, чтобы выступить в виде способности к самооценке поступков, мыслей, чувств, осознать себя как «я», а другого - как равного себе (переход от талиона к «золотому правилу»).
О. Г. Дробницкий верно подметил, что самооценка - это такое рефлективное отношение человека к себе, когда его «Я» выступает одновременно в виде субъекта и объекта самоанализа. Это отношение фиксируется в переживаниях и понятиях стыда, гордости собой, чести, личного достоинства, совести, которые «фиксируют прогрессирующую способность человека в суждениях о себе становиться на точку зрения общества».
Изменения в развитии самосознания хорошо просматриваются в эволюции такого феномена, как угрызения совести. Для появления совести необходим достаточно высокий уровень сознания своей индивидуальности, способности мыслить себя неотъемлемым членом человеческого коллектива. Переживания совести специфичны для различных исторических периодов. Если в драме Эсхила «Орест» муки героя вызваны преследованием богинь Эриний, олицетворяющих совесть, то страдания Ореста драмы Эврипида вызваны главным образом угрызениями совести. Совесть, следовательно, знает свои стадии развития; на определенном этапе она действует не как интровертный, а как экстравертный механизм.
Размышления над природой совести, «угрызениями совести» - первая историческая форма моральной рефлексии. Можно говорить о становлении феномена моральной рефлексии как осознанной потребности самому освободиться от мук «больной совести», а также дать советы другим: что и как надо делать, чтобы не испытывать то, что испытал я; что и как надо делать, чтобы избавиться от карающей совести, чувства вины и т. п. Все более дифференцированными становятся обозначения различных переживаний индивидуального сознания. Этот процесс, можно сказать, не закончился еще и сегодня. Так, например, в английском языке до XVII века существовало тринадцать обозначений понятия self, из них семь - безличных. С XVII века
идет уточнение каждого слова, раскрытие смысла «субъективный» как «существующий в себе», «существующий в человеческом сознании» и др. Язык является наиболее ярким показателем исторического развития индивидуального сознания, он позволяет проследить формы моральной рефлексии.
Моральная рефлексия - это деятельность сознания по исследованию своих действий и мотивов. Ее особенностью является самоанализ морального сознания и поведения, а в итоге такого самопознания обоснование моральных мотивов, позиций, решений. Моральную рефлексию неправильно было бы отождествлять с феноменом совести: совесть - это постоянная рационально-эмоциональная самооценка поступков в соответствии с пониманием общественного долга, нравственного идеала, проявляющаяся в эмоциональных переживаниях (отвращения, презрения к себе, стыда, страха, беспокойства, по определению П. Гольбаха), а рефлексия - это рациональный процесс собеседования с самим собой. Моральная рефлексия - это рациональный процесс самораздвоения, спора с самим собой для обоснования своей нравственной позиции, процесс самооправдания через противоречие, мысленный спор со своим «другим Я». Эту особенность рефлектирующего мышления в свое время глубоко подметил Л. Фейербах. «Для доказательства,- писал он,- необходимы два лица; мыслитель раздваивается при доказательстве; он сам себе противоречит, и лишь когда мысль испытала и преодолела это противоречие с самим собой, она оказывается доказанной. Доказывать - значит оспаривать... Диалектика не есть монолог умозрения... но диалог умозрения с опытом. Мыслитель лишь постольку диалектик, поскольку он - противник самого себя. Усомниться в самом себе - высшее искусство и сила».
Рефлексивность - это выражение и сущность «диалогического мышления», которое, по мнению В. С. Библера, является сущностью любого творческого мышления. «Каждый человек, в той мере, в какой он мыслит творчески, осуществляет свое мышление во внутреннем, мысленном диалоге с самим собой».
Рефлексивность в моральной сфере выполняет функции репродуктивного и продуктивного усвоения моральных ценностей: осознания смысла морального требования и выработки личного к нему отношения. Это дает основание согласиться с определением ее места в духовной жизни общества: «Рефлексия в сфере морали находится на стыке индивидуального и общественного морального сознания и является категорией гносеологии и социологии морали как отраслей этического знания».
В диалектике репродуктивной и продуктивной функций моральной рефлексии заложена и возможность ее перерастания в этическую рефлексию - теоретическое размышление о смысле моральных императивов. О. Г. Дробницкий был глубоко прав, отметив, что «мораль вообще представляет собой одну из первоструктур того типа мышления цивилизации, которое в последующем рождает философско-историческое и, более широко, рационально-теоретическое мышление человека о самом себе».  Исторически процесс перерастания моральной рефлексии в этическую стал возможен в период формирования классового общества, когда конфликт между разными нормами человеческого поведения, а благодаря этому и процесс раздвоения и дисгармонии индивидуального морального сознания стали социальной реальностью и тем самым побуждали все чаще обращаться к. разуму, критическому размышлению, которое могло дать им то, чего не давала повседневная мораль, сложившаяся под влиянием обычаев. М. Фритцханд правильно отмечает, что от возникновения этической рефлексивности повседневная мораль не пострадала и не утратила своего регулятивного значения и ценностно-ориентирующей силы в жизни людей. Однако нельзя не прийти к выводу, что этическая рефлексия оказала воздействие на дальнейшее становление автономии личности. С возникновением этической рефлексии - рефлексии по поводу норм, обычаев, выбора, не опирающегося на авторитет,- усилился рост мировоззренческого пласта сознания (внеситуативного, «концептуального» и т. п.). «Первые этики», если так назвать софистов и Сократа, учили человека во всем опираться на одного себя» все относить к себе, сознавать себя самобытной точкой, около которой крутится в вихре видоизменений все на свете.
Вся логика отношений моральной и этической рефлексии в. филогенезе (взятая в перспективном плане) заключается, по-видимому, в том, чтобы, с одной стороны, ослабить в человеке действие «природного», страстей, с другой - «одухотворить» страсти, сделать их зависимыми от разума, мировоззрения. Это борьба жизни и морали, жизни и культуры в пользу морали, в пользу культуры. Однако эта же логика, взятая в ретроспективе, обнаруживает противоречивость своего развития. Как пишет А. И. Титаренко, «в условиях нравственного опустошения духовного мира человека, порождаемого капитализмом, даже исторические успехи в развитии нравственно-психологических механизмов сознания служат оправданию эгоизма, бездушия,
вседозволенности, жестокости, извращенно используются для прикрытия морального лицемерия, насаждения нравственных фикций, для морального обмана и самообмана».

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam