Наука и техника Наука и техника - Научное этическое знание в системе знании о морали
  21.11.2018 г.  
Главная arrow Сознание arrow Этическое сознание arrow Научное этическое знание в системе знании о морали
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Научное этическое знание в системе знании о морали
Рейтинг: / 3
ХудшаяЛучшая 
24.06.2011 г.

Характер взаимодействия морального сознания и этического мышления менялся на протяжении всей истории становления этики. Сегодня почти ни у кого не вызывает возражений понимание этики как науки о нравственности  (морали), сферы научной деятельности, призванной давать   знание о сущности нравственности, ее структуре  и функциях. Однако   не всегда дело обстояло именно таким образом. Этика была   наукой о морали, и в то же время не только о морали: она была нравоучением, благоучением, доброучением,  житейской  мудростью, человекоучением в совокупности  его психологических и нравственных особенностей; она была синкретическим знанием о человеке в аспекте его социального бытия.

Поскольку   этика была учением о нравственном человеке, о путях   достижения человеком нравственной цели и нравственного блата, постольку она была учением и о нравственности. Но в строгом смысле слова этика прошлого никогда не была теорией нравственности. Среди учений, которые обычно называют этическими, можно вычленить уровни эмпирического и абстрактно-теоретического знания о нравственности, но создание конкретно-теоретического знания о нравственности относится к нашему времени.
Движение этики вглубь - к познанию своего специфического объекта, осознанию предмета своего исследования, выработки определения изучаемого объекта (в этом плане совпадают предмет познания и гносеологическая цель познания - дать определение того, что изучаешь), несомненно, прогрессивная линия в ее развитии. Она ведет к обогащению этического знания, а вместе с ним и всего этического сознания.
Процесс становления этического знания - это процесс движения от философско-этической мудрости (представлений о благе человека и предписаний для деятельности, поведения) к познанию специфического объекта, который становится предметом этики,- нравственности. Этика сегодняшнего дня не тождественна этике прошлых лет. Поэтому несостоятельными следует считать попытки возродить этику прошлого, ее дух, проблематику и методы обсуждения проблем. Этика, несомненно, должна обсуждать, изучать и поднимать проблемы этического мировоззрения, но нельзя представлять дело таким образом, что изучение нравственности - это более «низшая» задача этики в сравнении с выявлением позиций этического мировоззрения. Этику как науку (научное этическое знание) нельзя сводить к исторически преодоленным формам, пройденные этапы рассматривать как нечто более высокое. Исторически этика была и мировоззрением, и мудростью - в форме учений о благе человека. Но уже в ходе развития знания выяснилось, что благо многогранно: это и нравственное, и психологическое, и биосоциальное, и эстетическое и т. п. отношения. От синкретизма в понимании блага познание шло к изучению специфики всех видов блага, а этика в качестве одного из объектов своего изучения сделала изучение нравственного блага, т. е. добра, однако вопрос об изучении нравственного блага является лишь частью этического познания. Наука не может только описывать мировоззрение, его ценностные категории, ибо и круг этих категорий ограничен, и само отношение подвижно и расплывчато. Своим предметом наука делает духовные явления, которые не исключают мировоззренческое начало и в то же время являются устойчивыми формами общественного сознания. Так, в частности, обстоит дело и с этикой: своим предметом она делает нравственность - практически-духовное отношение с имманентно присущим ему мировоззренческим содержанием.
Этика как наука, как специфическое знание отличается от философско-этической мудрости прошлого. Мудрость как форма этического осмысления противоречивых отношений между жизнью и моралью, жизнью и культурой есть понимание, этическое знание есть именно знание как результат научного исследования.
Высказанные соображения подводят к необходимости охарактеризовать специфику этического знания в его современной, зрелой форме. Этическое знание приобретает статус научного в силу логики развития марксистского социального познания. «Нравственные явления не могут объясняться научно, если нет научного познания общества. А так как научное познание общества стало возможным лишь с возникновением марксизма, то тем самым была заложена основа и для создания научной этики».
Однако что же понимать под научной этикой? Острота этого вопроса обусловлена как внутренними запросами развития марксистской этики, так и общим положением проблемы знания в философском и научном мышлении. Все большее число исследователей обращается к анализу   природы   знания, его форм, законов развития, функций и т. д. «Логика и методология науки», «анатомия научного   знания», «логика   научного познания», «социология науки» и т. п. становятся привычными понятиями философского словаря. Бурное развитие новой области философских исследований  (мета-науки)  обусловлено как стремительным развитием   естественных и общественных наук, накоплением огромного, все возрастающего количества знаний, так и потребностями  развертывания  научно-технической революции, выдвигающей задачу систематизации и отбора знаний, выработки критериев оценки   его познавательной ценности.
Симптомы сходных процессов начинают обнаруживаться и в области этики. По мере развития этических исследований встает вопрос о специфике этического знания, его месте в системе научного знания, характере взаимоотношений с моралью. Попытки ре-
шить подобную задачу предпринимаются как отдельными учеными, так и коллективами. В этих исследованиях прежде всего отмечается изменение взаимоотношений между этикой и моралью, процесс становления этики как самостоятельной науки, изменение предмета ее исследования, структурный характер общей теории морали; обсуждается вопрос об уровнях этического знания, о соотношении между моралью, этикой и метаэтикой, о месте этики в системе научного знания, ее способности откликаться на актуальные проблемы современности и т. д.
Широкий и многоплановый подход к изучению морали в названных исследованиях делает позиции авторов нередко дискуссионными и полемическими. Очевидно, что и развиваемая здесь концепция также обладает названными особенностями и является ответом на явные и неявные попытки отождествления морали и этики. Между тем мораль и этика относятся к различным (хотя и не противоположным) сферам духовной жизни общества. Мораль - форма общественного сознания, специфический способ духовного регулирования взаимоотношений людей в обществе; этика - структурный элемент науки как специфического вида духовной деятельности общества с целью получения объективно-истинных, логически систематизированных знаний о мире для их практического использования по преобразованию окружающей среды, управлению социальными процессами и ориентации человека в мире.
Будучи различными духовными явлениями, мораль и этика в то же время обнаруживают черты сходства, тождества. Это тождество уже «просвечивает» в определении морали и этики: мораль - специфический способ духовного регулирования, можно сказать,- «самоуправления» в столкновении человеческих интересов; этика - вид духовной деятельности общества по получению объективно-истинных знаний о моральной жизни людей для их практического использования  в  управлении человеческим поведением, в обеспечении их ориентации на высшие духовные ценности  класса, общества,   человечества. Понятия «самоуправление» и «управление» обнаруживают сходство функций при различных   субъектах. Субъектом морального регулирования, ориентации, «самоуправления» является, каждый сознательный член общества, носитель морального сознания и самосознания; этическое знание необходимо прежде всего социальным институтам, осуществляющим функции контроля, ориентации, воспитания индивидов и социальных групп и управления ими. Указанные градины между моралью и этикой не безусловны: этическое рефлектирование и мировоззрение «размывают» их.
Мораль содержит в себе определенную долю этико-научного подхода: обоснование норм, оценок; нравственное сознание индивидов нуждается в этическом осмыслении  нравственного опыта предшествующих    поколений, а этика содержит в себе некоторую часть морали - формулирование норм, что делает ее не только наукой, но и мировоззренчески-идеологическим уровнем морального сознания, включает в себя не только гностические, но и идеологические элементы. Причем границы этого пересечения морали и этики не остаются неизменными: они могут то сужаться, то расширяться, что требует специального анализа.
Для обоснования статуса этики как знания о морали следует прежде всего выяснить, является ли этика единственной наукой, изучающей мораль, или изучение   морали   является комплексной задачей всего социального знания и этика имеет лишь свой ракурс исследования данного социального явления. При решении этой проблемы мы исходим из общепризнанного взгляда на мораль как на нормативно-ориентирующий духовный фактор, оказывающий воздействие на все сферы человеческой деятельности. Однако признание всеобщей распространенности морали  не   означает и не должно   означать   признания равноценности морали для всех видов человеческой деятельности.   Воздействие морали на социальные процессы может быть непосредственным, опосредованным, вспомогательным. Сфера непосредственного действия - бытовые отношения, внутригрупповые массовые отношения между индивидами, где мораль проявляется в большинстве случаев в виде стихийных психологических и морально-оценочных реакций. Каналы общественного мнения оказываются существенными для воздействия на индивидуальное сознание, а потребность в положительной оценке со стороны общественного мнения группы, коллектива - одной из главных в мотивационной структуре личности, определяющих ее самоконтроль и самооценку.
Сфера опосредованного действия - область наиболее активного взаимодействия морали с другими идеологическими факторами, в первую очередь с политическим сознанием и правом, а также с искусством, наукой, религией, философией. Сфера совместно-вспомогательного действия морали - ее включенность в разнообразные нормативные комплексы, действующие на производстве: нормы дисциплины труда, соблюдения техники безопасности, взаимоотношений людей в условиях разделения производственных функций, взаимоотношений руководителей и подчиненных, нормы научной организации труда и т. п.
Благодаря «расчленению» морали на сферы действия можно сделать вывод, что моральный фактор не может не оказаться в поле действия научных интересов исследователей каждой из перечисленных сфер общественной жизни, видов деятельности. В самом деле, исследователь, занимающийся сферой быта, семейных отношений, досуга, малыми группами, помимо рассмотрения вопросов, связанных с сущностью и спецификой этих явлений, неизбежно оказывается перед необходимостью исследования характера действия в данной сфере морального фактора, моральных мотиваций, моральных стимулов, моральных оценок и т. п.
В социологии быта, досуга, брака и развода мораль была и останется важным объектом (частью более широкого объекта) исследования, поскольку моральный фактор выступает одним из важнейших механизмов действия этих явлений.
Подобным образом обстоит дело и с анализом второй сферы действия морали. Потребность управления социальными процессами через различные субъекты управления - государственного и негосударственного характера, относящиеся и не относящиеся к политической организации общества,- всегда будет вызывать интерес к моральному фактору и возможностям морального регулирования со стороны политиков, педагогов, юристов, психологов, теоретиков искусства, историков социальных и духовных движений и т. д.
В частности, всегда был и останется актуальным вопрос о смысле и целях образования, о соотношении образования и воспитания, о целях и методах воспитания, о воспитательном эффекте различных мер наказания и приемов воспитания и т. п.
Эти вопросы решаются и могут решаться как с участием, так и без участия этиков; конкретные рекомендации могут носить политический, правовой, педагогический и т. п. характер. Беседы «За круглым столом», подобные тем, которые проводят
журналы «Вопросы философии», «Молодой коммунист», показывают, что проблемы нравственности в том пли ином аспекте интересуют самые различные группы людей, занятых в сфере управления социальными процессами. Было бы «этическим высокомерием» считать, что в подобных обсуждениях лишь этикам должно принадлежать решающее слово или что лишь они имеют право на подобные обсуждения актуальных проблем воспитания вообще и нравственного воспитания в частности. Этика - наука о морали, но из этого положения неправильно было бы делать вывод, что всякое знание о морали есть этическое. Знание о морали вырабатывается многими науками, преследуя специфические цели и удовлетворяя специфическим задачам.
Сходная ситуация обнаруживается и в исследовании третьей сферы действия морали. Проблема «труд и мораль» может быть предметом исследования экономистов, социологов, социальных психологов, инженерных психологов и т. д. при выяснении места и роли морального фактора в структуре производственной деятельности, причин текучести кадров на конкретном предприятии, значения морально-психологического климата для трудового коллектива и т. п.
Высказанные соображения подводят к выводу, что мораль является объектом исследования для многих областей  социального познания и что этика вовсе не является   «монополистом» в исследовании морали. Более того, именно таким путем можно установить конкретные границы этического познания, его специфику в сравнении с другими видами описания и интерпретации морали. Перечисленные   виды  познания морали дают либо эмпирическое знание о моральных мотивах, стимулах, конкретных проявлениях ее функций, либо   философско-социологическое знание о месте морали в системе социальных отношений, социально-политическое   знание о взаимодействии моральных и неморальных нормативов    (правовых, директивных и т. п.). Специфика этико-теоретического познания состоит в том, что при рассмотрении морали   исследователь-этик абстрагируется от конкретных проявлений ее действия, рассматривает мораль как относительно  самостоятельное   социальное явление, обладающее элементами и структурой, функциями, генезисом своих форм, внутренними   закономерностями развития и т. п.
Процесс исторического взаимоотношения морали и знаний о ней правильнее было бы представить как процесс трехчленного взаимоотношения: морали и философии, морали и конкретных форм социального познания, морали и этики. Причем на определенных исторических этапах превалировал один из видов этого взаимодействия, что объясняется конкретно-историческими особенностями духовного развития человеческого общества, господствующим влиянием в духовной жизни определенной формы общественного сознания, историческими особенностями формирования наук как специфического вида духовного производства общества. Эта закономерность продолжает действовать и в условиях строительства социалистического общества, обнаруживая своеобразие в характере связи морали и философии, морали и конкретных форм социального познания, морали и этики. Сам анализ этой закономерности позволяет понять становление этической науки как процесс ее постепенной специализации, конкретизации границ и целей исследования. Эту закономерность наиболее глубоко можно рассмотреть на примере становления марксистской этики в СССР. Существуют различные подходы к периодизации этической мысли в СССР.
Для целей нашего исследования эти различия не имеют существенного значения, так как нам представляется более важным выяснить характер взаимодействия морали с различными видами ее духовного освоения, вытекающими из практики революционного преобразования общества, перестройки социальных отношений, культурной революции, практики формирования нового исторического типа личности.
В исследовании, проделанном А. Г. Харчевым и Б. Д. Яковлевым, с одной стороны, н М. Семовым - с другой, проводится одна и та же общая мысль, что для марксизма, анализирующего мораль как закономерно изменяющийся компонент общественной жизни, рассматривающего изменение морали как одну из сторон преобразования общества, разработка многих коренных моральных проблем з контексте общефилософского и общесоциального анализа была характерна на протяжении всей его истории. Более того, на первом этапе социалистического строительства моральные проблемы рассматривались преимущественно в контексте решения политических, философско-социологических, педагогических вопросов. В этот период, видимо, еще не приходится говорить о самостоятельном существовании этики как науки, а лишь об этических проблемах в рамках философии, педагогики и т. п. Такая ситуация имеет свои плюсы и минусы. Плюсы состоят в том, что в общественном сознании, в мировоззрении окончательно было разрушено понимание абсолютной самостоятельности морали, обосновано подлинное место морали в системе социальных отношений, показаны сферы ее действия и возможности морального фактора. В известном выступлении В. И. Ленина подчеркивалось, что «нравственность это то, что служит разрушению старого эксплуататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг пролетариата, созидающего новое общество коммунистов...»
В основе коммунистической нравственности лежит «борьба за укрепление и завершение коммунизма». Рассмотрение морали в рамках решения политических задач было характерно для первых десятилетий развития советского общества.
В 30-е годы, когда со всей актуальностью встала задача формирования нового, социалистического типа личности, исследование морали уже осуществлялось преимущественно в рамках педагогики (А. С. Макаренко). Педагогическая мысль не только анализировала новый исторический тип личности, но и искала пути дальнейшего развития этой личности. «Самое лучшее воздействие - это воздействие коллектива»,- писал А. С. Макаренко, поэтому и новая этика должна начинаться с учения о коллективе.
Исследование морали в рамках философии л политического учения, наук об управлении социальными процессами и педагогики имело и свои определенные недостатки. Мораль рассматривалась лишь функционально - как средство политической идеологии и политической борьбы. Политический подход к социальным явлениям есть подход  к ним с общеклассовой позиции. Однако понимался он в те годы, как справедливо отмечает В. В. Журавлев, часто весьма элементарно и сводился к простому перенесению политических оценок на сложные и тонкие сферы духовной культуры. В теории и практике идеологической работы и развития культуры допускалась недооценка внутренней специфики форм общественного сознания, их относительной самостоятельности, внутренней логики развития. Это выражалось, в частности, в сведении морали к простым правилам целесообразности (позиции   Н. Бухарина, Е. Преображенского). Отсутствие  собственно этического аспекта рассмотрения морали сказывалось на упрощенном решении ряда вопросов: происходило смешение понятий «мораль», «нравственность», «этика», упрощенно решалась проблема общечеловеческого в морали, соотношения цели и средств, нередко извращалось марксистское понимание гуманизма, отрицалась профессиональная этика юриста, врача и т. п. Поэтому нельзя не согласиться с М. Семовым, что адекватное знание о морали возможно лишь с возникновением собственно этического подхода к исследованию морали; что какими бы глубокими ни были исследования морали в рамках философии, учения о политическом управлении обществом, педагогики и т. д., мораль как систему ценностей и ее роль в культуре общества и человечества способна раскрыть лишь этика.
Поэтому, видимо, следует согласиться и с его периодизацией истории советской этической мысли: новый этап в этом развитии связан с появлением собственно этического подхода к изучению морали (с середины 50-х годов).
Социальным, культурно-историческим фактором, способствовавшим формированию собственно этического знания, явилось вступление социализма в завершающую фазу своего развития, выход в свет новой Программы КПСС (1961 г.), где был сформулирован Моральный кодекс строителя коммунизма и закреплено положение о перерастании государства диктатуры пролетариата в общенародное социалистическое государство. Социальное познание активно обратилось к исследованию проблемы соотношения классового и общечеловеческого в морали, проблемы: нравственного прогресса, раскрытию места и роли морали в системе человеческой культуры, проблемы соотношения цели и средств, политики и морали. Под влиянием этических исследований моральной свободы, моральной и социальной необходимости, долга, совести, ответственности личности, соотношения добра и зла в нравственной деятельности и в историческом процессе решение названных проблем приобретало во все большей степени непосредственно этический, а не только философский и социологический смысл.
Начало формирования собственно этического знания следует, видимо, связать с попыткой уточнения понятийного аппарата. Стремление этиков выработать и уточнить понятийный аппарат выражает весь дух дискуссии о категориях этики на страницах журнала «Философские науки» в 1962-1965 годах, а также симпозиума по категориям этики (Новосибирск, 1969 г.).
Проявлением углубления этических знаний о морали является также переход в 60-е годы к исследованию структуры объекта этического познания: выделение внутри нравственности нравственного сознания, нравственной деятельности, нравственных отношений (О. Г. Дробницкий), или нравственного сознания и нравственной практики (А. Г. Харчев); внутри нравственного сознания - общественного и индивидуального и их структурных элементов: нравственный идеал, нравственные принципы, нормы, моральные знания и нравственные убеждения, нравственные потребности, чувства, эмоции (Л. М. Архангельский, С. Ф. Анисимов, В. А. Ребрин и др.). Подобные исследования были необходимы не только для собственных, внутренних целей этики, но и для решения политических и педагогических задач. Сама жизнь, практика социалистического и коммунистического строительства, задачи коммунистического воспитания, формирования У каждого советского человека активной жизненной позиции, коммунистических нравственных убеждений обязывали знать, какими путями происходит усвоение коммунистической идеологии, принципов коммунистической морали.
Однако путем рассмотрения диалектики индивидуального и общественного морального сознания невозможно получить ответ на все вопросы о функционировании морального сознания. Необходимо знать наиболее общие законы взаимодействия духовных явлений, исследовать закономерности развития общественного сознания в целом и отдельных его форм, сфер, уровней, состояний и т. п. Решение этой задачи в рамках философии было необходимой и важной помощью этике со стороны философов (работы Г. М. Гака, В. В. Журавлева, М. Т. Иовчука, М. X. Игитханяна, В. Ж. Келле, М. Я. Ковальзона, А. К. Уледова, В. А. Ядова и др.). С появлением собственно этических исследований изучение морали в рамках философии не прекратилось, да это и невозможно, ибо этика и философия (исторический материализм) к морали подходят с несколько специфических позиций, у них различные ракурсы рассмотрения одного и того же явления.
Точно так же обстоит дело и с другими науками, изучающими мораль. Опыт   строительства развитого социалистического общества поставил перед марксистской социологической мыслью, перед педагогикой задачу исследовать,   как  отражаются в моральной   сфере процессы   социально-экономических и духовных преобразований общества. Это нашло отражение в системных исследованиях  советской семьи (А. Г. Харчев, С. Д. Лаптенок, Н. Я. Соловьев, Н. Г. Юркевич, 3. А. Янкова и др), советского человека (Г. Л. Смирнов), советского образа жизни,   проблем молодежи, ее идеалов,    интересов, ценностных ориентации (Б. А. Грушин, В. Н. Чикин, С. Н. Иконникова, В. Т. Лисовский и др.); в многочисленных работах, посвященных теории личности (Б. Г. Ананьев, Л. М. Архангельский, И. С. Кон, А. Н. Леонтьев и др.), соотношению труда и морали (В. Г. Нестеров, Ф. Н. Щербак и др.),  природе  общественного   мнения   (Б. А. Грушин, Б.А. Ерунов, А. К. Уледов и др.),  развитию духовной культуры общества, обобщению опыта советской школы и воспитательных учреждений (Г. А. Медынский, В. А. Сухомлинский и др.), закономерностям   коммунистического воспитания в целом. В подобных исследованиях анализируются и ставятся многие актуальные моральные проблемы. По новизне постановки моральных проблем, характеру анализа работы педагогов, социологов, писателей,   журналистов отличаются   более   конкретным (благодаря эмпирическому материалу) содержанием,   чем   работы этиков. И это, на наш взгляд, неизбежно, так как в названных работах мораль рассматривается в ее конкретных проявлениях, а в работах этиков - абстрактно, как функционирующая система, состоящая из элементов и законов их связи. Задача теоретической этики состоит в том,   чтобы   изучить   все элементы этой системы, законы их связи  и  взаимодействия,  механизмы   превращения морали в фактор жизнедеятельности людей.
Теоретическая этика не может претендовать на такую же полноту знаний о морали, какую, скажем, может дать социология брака и семьи, педагогика воспитания правонарушителей, журналистский очерк или анализ конфликтной ситуации. Этика и названные области знания по-разному описывают мораль. Призыв изучать актуальные проблемы морали должен быть обращен не только к этикам, но и ко всем специалистам-обществоведам, изучающим мораль в контексте более конкретных социальных явлений и процессов - быта, брака и семьи, трудовых коллективов, движения за коммунистический труд, образования и воспитания, формирования потребностей и т. п. Этика в данном случае призвана давать этические знания о морали – структуре и механизмах функционирования ее элементов - для всех специалистов, кто в своих исследованиях вынужден пользоваться этическим категориальным аппаратом, необходимым для описания моральных явлений. Кроме этики подобные знания не может дать никакая другая наука, потому что хотя мораль и выступает объектом изучения многих наук, рассматривающих ее в контексте социальных связей, для этики она является не только объектом познания, но и единственным предметом исследования. Благодаря этому обстоятельству этическое знание выступает в роли теоретически-базисного знания для более конкретных форм социального познания морали, а категориальный аппарат этики используется в виде «категориального синтеза» при описании «моральной эмпирии». Так мы представляем себе функции теоретической этики в ее взаимоотношении с другими науками, изучающими мораль (кроме анализа морали в системе философского знания).
Совершенно иным становится взаимоотношение нормативной этики с другими видами знаний о морали. Мы не разделяем сомнения А. Ф. Шишкина в правомерности деления этики на теоретическую и нормативную. Хотя граница, между теоретической этикой и нормативной не обсолютна (а в рамках конкретной этической работы вообще может быть размыта), все же нормативная этика обладает относительной самостоятельностью. Задача нормативной этики - не столько изучение морали как социального явления, сколько ее объяснение, организация морального сознания людей в «нормативную систему» на основе ценностей этического мировоззрения, этического знания о морали и знаний, получаемых другими науками о морали; выработка способности людей размышлять в области вопросов нравственности, умения осуществлять правильный выбор в конфликтных ситуациях, соотносить цели и средства в практической деятельности и т. п.
Нормативная этика призвана поднимать этическую рефлексию и этическое мировоззрение с обыденного на научный уровень. По существу, к этому выводу приходит и А. Ф. Шишкин, когда он пишет, что «человек нашего общества, решая вопросы поведения - личного и общественного, определяя свое отношение к поступкам других людей, не может быть просто вместилищем правил, норм, заповедей и т. п., даже организованных в систему. Он должен уметь творчески мыслить на почве нашего мировоззрения, правильно оценивать поступки, правильно решать моральные проблемы, которые ставят жизнь современного общества, строительство коммунизма, идейная борьба с миром капитализма, мирное сосуществование, научно-техническая революция, искусство и культура». Эти задачи как раз и решает нормативная этика.
Потребность в преподавании нормативной этики четко ощущается в средней и высшей школе, на всех уровнях системы политического просвещения. Нормативная этика призвана расширять спектр человеческого видения мира, поднимать вопросы культуры общения, значения общественной и трудовой дисциплины, моральных основ товарищества, дружбы и любви. Она призвана пробуждать в людях высокие духовные интересы, способствовать преодолению потребительского подхода к жизни, иждивенческих настроений, тунеядства, пьянства и т. п. Осуществляя эту социальную функцию, нормативная этика может добиться эффективных результатов лишь опираясь на конкретный знания о морали, получаемые педагогикой, социологией, теорией правонарушений, описанием конкретных моральных ситуаций в журналистских очерках и статьях. Здесь соотношение этики и других видов знаний о морали обратное: конкретные знания о морали становятся базисом для морального просвещения. Нормативную этику можно с полным правом назвать моральным просвещением (более точно - морально-этическим), так как она выполняет задачу приобщения человека с его личным нравственным опытом и мировоззрением к нравственному опыту и мировоззрению своего народа, эпохи, мировоззренческим ценностям современности и всей истории человечества.
Нормативная этика - это разновидность педагогической и пропагандистской деятельности, а также духовной деятельности общества по формированию определенного типа личности. Этика дихотомична в своей основе: она выполняет теоретическую и практическую функции. Этика как целое - это специфический вид духовного производства общества с целью получения объективно-истинных теоретических знаний о морали (теоретическая этика) для их последующего практического использования в единстве с конкретно-эмпирическими и методологическими знаниями о морали, получаемыми другими науками, в воспитательном процессе формирования коммунистической личности (нормативная этика).
Этика, с одной стороны, есть знание о морали определенного вида, отличное от знаний о морали, даваемых философией, конкретной социологией, педагогикой, правоведением и т. п.; с другой стороны, - практическая дисциплина, «моральное просвещение», опирающееся на всю совокупность знаний о морали. В этом величие и непреходящая ценность этики для жизни человечества. Люди всегда обращались и будут обращаться к этике в поисках ответов на вопросы о смысле жизни, долге, счастье, ценности человека и т. д., возникающих под влиянием столкновения «разума с опытом» (Фейербах). Получить их они могут именно от нормативной этики, которая, будучи синтезирующим знанием о морали, выступает как знание конкретно-теоретическое, в снятом виде включающее в себя и достижения теоретической этики. В данном аспекте нам представляется убедительной позиция авторов статьи «Этика: проблемы и перспективы», отстаивающих понятие «нормативная этика» как систему конкретных знаний о морали (в отличие от теоретической этики), о ее способности говорить с человеком «на языке его собственной, внутриличностной моральной жизни». Нормативная этика, опираясь на разносторонние знания о морали, дает личности нормативно-ценностные рекомендации, помогает ориентироваться в нравственных исканиях, в воспитании и самовоспитании.
Нормативная этика объединяет в себе не только все виды знаний о морали, но и вопросы, лежащие в сфере этического сознания, поднимаемые на уровне этической рефлексии, этического мировоззрения, философско-этической мудрости. Этот синтезирующий характер нормативной этики раскрывает присущую ей специфическую особенность -диалектическое единство гностической и идеологической функций, единство знания и деятельности по его распространению.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam