Наука и техника Наука и техника - Понятие морали
  21.11.2018 г.  
Главная arrow Сознание arrow Этическое сознание arrow Понятие морали
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Понятие морали
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
09.09.2011 г.

О. Г. Дробницкий, уделивший в своей монографии «Понятие морали» большое внимание гностическим представлениям древних греков на природу морали, делает вывод об идеологической силе и гностической слабости античной этики. Это не значит, конечно, что античная этика оставила нам лишь «прикладную» мудрость, лишь советы и рецепты индивидуалистического   устройства жизни в «неразумном мире».

Такой подход означал бы признание, что в становлении этики как науки, в становлении, этического знания нет предыстории, нет генезиса. Однако это не так. История познания этикой своего объекта начинается в античности. Гностические элементы были заложены уже в ту эпоху. Во-первых, в   виде   постановки   ряда   «вечных   проблем» (проблему бывает важнее поставить, чем даже предложить ее решение. Во-вторых, в   виде   элементов истинного, правильного их решения - не только в конкретно-историческом смысле, но и в общеисторическом, с позиций современного конкретно-теоретического знания.
Причем гностический потенциал этики непрерывно изменялся и обогащался. В той части, где этическое знание являлось; призывом к перестройке нравственных отношений, образа жизни, призывом к поискам «истинного смысла жизни», к совершенствованию человека и т. п., оно выступало как специфический вид идеологии. В той же части, где этическое знание пыталось объяснять уровень нравственного развития, мотивы человеческих поступков, обосновывать выдвинутые цели и идеалы, оно выступает как специфический вид знания. В этом - единство идеологического и гностического, причем идеологическому элементу (функции, самому духу этического знания) принадлежит ведущая, определяющая роль, что вытекает из целевой природы этического сознания вообще и этического знания в частности.
В домарксистской этике мыслители хотели - в этом был скрытый пафос их занятий,- чтобы их учение было или стало частью морального сознания; они писали сочинения в надежде усилить морально-рефлексивную деятельность индивидов (Монтень, Бэкон, Гольбах и др.).
Характерная особенность этического знания состоит в том, что оно, даже будучи односторонним, субъективным в гностическом смысле, могло успешно выполнять свои идеологические функции; первое не мешало второму. В этом смысле не так далек был от истины А. Швейцер, сравнив этические знания (мудрость) с религией, этическую (моральную) проповедь с религиозной проповедью. С точки зрения идеологического воздействия этическое знание не находится ни в прямой, ни в обратной зависимости от его гностического потенциала. Правда, если быть достаточно историчным, то можно сказать, что идеологическое воздействие этического знания зависело от совокупности обстоятельств социального и социально психологического характера, но только не от гностического богатства самих теорий.
Углубление гностических представлений в этических теориях, как бы это на первый взгляд ни казалось парадоксальным, находится в зависимости от идеологических устремлений их создателей. И это вполне объяснимо: прогрессивные общественные силы, чтобы обосновать свою идеологическую позицию, свое социальное устремление к перестройке общественных связей, отношений, не могут это сделать иначе, как через раскрытие объективных связей, «природы вещей», естественного течения процессов (в противоположность «искусственным», как им представляются устаревшие общественные отношения), «природы человека» и т. п.
Изменяющееся соотношение идеологического и гностического в этическом знании связано со многими факторами. Первым из них, пожалуй, можно назвать стиль философского мышления, присущий эпохе, который может либо усиливать, либо ослаблять гностический элемент. В частности, борьба Ф. Бэкона против «призраков», мешающих трезвому мышлению, не могла не сказаться и на усилении гностического элемента в этическом знании. Стиль мышления оказывает огромное воздействие на понимание морали и в более позднее время,  особенно в наши дни, которое отличается прежде всего именно разнородным стилем мышления и рассуждений о мире в целом и морали в частности. Это - и философское умозрение, и психологическая интроспекция, и феноменологические «самопрояснения», и рассуждения в духе прочных житейских наблюдений и разговорно-языкового анализа. В экзистенциалистской   этике   этическое мышление как бы полностью сливается со стихией жизненного морального опыта, является его философским «самоисповеданием». В другом случае - в неопозитивистской этике, напротив, этическая теория противостоит нравственному сознанию   как что-то чуждое ему, отрешенное, как «строго научное»- иррациональному, субъективно-экспрессивному. Характерной особенностью буржуазной этики XX века является то, что она развивалась под знаком критики   именно гностической   несостоятельности этики прошлого. Начиная с Д. Мура, выступившего, с обвинением всей прошлой этики в «натуралистической ошибке», и эмотивизм, и экзистенциализм отрекались от взглядов на мораль, бытовавших в прошлом. Но если эмотивисты  заняли скептическую позицию относительно суждений о добре, то экзистенциализм открыто претендовал именно на совершенно новое знание, единственно истинное знание о морали.   Вполне, однако, очевидно, что между подлинным знанием и претензией на истину может быть большое расхождение.
С другой стороны, критика Муром, а также эмотивизмом, этики прошлого есть не шаг вперед, а шаг назад. В своей внутренне-глубинной логике этика прошлого правильно нащупывала логику нравственного сознания и более ей соответствовала, чем современные сциентистские построения неопозитивистов. Попытку представить этическое знание как чисто гностическое невозможно ни принять, ни обосновать. На более правильном пути находилась этика эпохи классической философии нового времени (от Спинозы до Гегеля), имплицитно включавшая в свои теоретические построения идеологический пафос. Как пишет О. Г. Дробницкий, она «молчаливо исходила в своих самых абстрактных построениях из некоторых общекультурных, гуманитарных постулатов, выставляя их затем в виде абсолютных и самоочевидных истин «чистого разума». В этом смысле она не отделяла еще теоретическое рассмотрение предмета от мировосприятия человека, находящегося в жизненно-исторической ситуации».

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam