Наука и техника Наука и техника - Лингвистическая этика
  21.11.2018 г.  
Главная arrow Сознание arrow Этическое сознание arrow Лингвистическая этика
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Лингвистическая этика
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
02.03.2012 г.

Лингвистическая этика правильно подметила и выразила в соответствующих понятиях функциональные особенности моральных суждений: их предписательность, руководство выбором, «универсализуемость» как логический признак. Введение в этику названных понятий до некоторой степени способствовало уточнению научных знаний о морали, конкретизации представлении о ее функциях, об особенностях морального языка в сравнении с другими видами предписывающих высказываний. Второе направление современной буржуазной этики, наоборот, делает акцент на содержательном обсуждении волнующих людей проблем и пытается разговаривать с ними   на языке обыденных восприятий.

Такой предстает прежде всего этика экзистенциализма, хотя об этике этого философского направления можно говорить лишь условно: в экзистенциализме нет ни одной специально этической работы, но весь дух этого философского направления неотделим от этического мировоззрения: онтологические категории этизированы, а моральные - онтологизированы. Экзистенциалистская  этика и ее  понятийный аппарат составляют неразрывное целое с методом философского размышления. Б. Э. Быховский пишет о Кьеркегоре, что вся его философия с начала до конца не экстравертирована, а интровертирована, обращена не вовне,  а внутрь себя.
«Бытие» вытесняется «существованием», «экзистенцией», обозначающей мое, человеческое  существование,   самосознание,   внутренний мир. Поэтому даже Сартр заявление Кьеркегора: «Я изо всех сил заставляю себя охватить   свою жизнь категориями» считает несостоятельным, ибо употребляемые Кьеркегором понятия в качестве синонимов «существования» - «страх», «мгновение», «переход», «скачок», «решение», «конечность», «бесконечность», «возможность - действительность», «Я», «личность», «возрождение», «вина», «грех» и др. - не являются ни принципами, ни понятиями, ни содержанием понятий, поскольку «категория» существования для ее  изобретателя - синоним духовной единичности, личных переживаний».
Сам Кьеркегор на этот счет не оставляет никаких сомнений. «Собственно человеческое - это страсть... без страсти нельзя существовать»,- пишет он, подчеркивая   тем самым эмоциональный характер «существования».
Кьеркегор считает, что своей этикой дает ответы на единственно важные, главные вопросы жизни: как жить? к чему стремиться? Назначение этики состоит в том, чтобы превратить человека в личность. Личностью человек становится в процессе выбора. «Выбери себя!» - центральный лозунг кьеркегоровой этики. Выбирать - это значит реализовать данную человеку свободу, которая бесконечна и возникает из ничего. Свобода не терпит необходимости и есть не что иное, как стремление «быть самим собой». Выбирать - значит выполнять свой долг, однако этот долг у Кьеркегора обращен не вовне, а вовнутрь: «Каждый должен спасать самого себя и довольствоваться
Весь дух экзистенциалистской этики состоит в обосновании различия между моралью в обычном смысле этого слова (интерпретируемой философами как область манипулирования индивидом, как нечто отчужденное от него) и «подлинной нравственностью» как сферой духовной свободы личности. Эта вторая сфера внеобщественная. Общество в целом - это сфера несвободы; «подлинную нравственность» в обществе тоже невозможно практиковать.
Существует ли способ перекинуть мостик между индивидом и обществом, «Я» и «Другими»? На этот вопрос положительно отвечает представитель немецкого экзистенциализма К. Ясперс с помощью вводимой им категории « экзистенциальная коммуникация». Экзистенциальная коммуникация в отличие от общественной коммуникации, когда человек связан с другими людьми чисто внешне в силу его принадлежности к семье, роду, государству,- означает внутреннюю, свободно избранную связь людей, когда они открываются друг другу как самоценные и неповторимые личности. Позитивным средством обнаружения и проявления человеческой экзистенции является любовь, негативными средствами - смерть, страдание, борьба и вина.
Названные категории описывают пограничные ситуации, подводящие человека к постижению своей экзистенции. Причем эти категории описывают не мои состояния, а состояния других. Познавая их, я познаю самого себя. Свою же смерть я не могу познать, я могу ее только почувствовать. Экзистенциальная коммуникация- это и есть переживание чужой смерти, чужой вины, чужого страдания, чужой борьбы как своей собственной. «Умирая, я переживаю смерть, но не познаю ее... Смерть познается тогда, когда умирает тот, с кем я связан экзистенциальной общностью... То, что перед смертью остается существенным, то экзистенциально, то, что утрачивает свою ценность, оказывается напрасным, есть голое бытие».
Однако «экзистенциальная коммуникация», по Ясперсу, не абсолютно, а лишь относительно связывает человека с другими людьми. Чтобы спасти экзистенциальную индивидуальность человека от ее растворения в «других», Ясперс все время подчеркивает необходимость и неизбежность одиночества. Тем самым он как бы прерывает непрерывность коммуникации.
Понятие одиночества небеспредпосылочно, оно связано с реальными состояниями человеческого сознания. Однако одиночество не является роковым свойством человека, как это рисуют и К. Ясперс, и Ж.-П. Сартр, и многие критики «индустриальной цивилизации» (Э. Фромм и др.). Вводя в этическое сознание категорию «одиночество» и придавая ей статус всеобщности, экзистенциалисты, а также представители других этических направлений, абсолютизируют те предпосылки, которые связаны
с мироощущением одиночества в буржуазном мире. «...У одиночества,- справедливо отмечает А. И. Титаренко,- есть свои особые - психологические, нравственные и, если хотите гносеологические» - корни. Собственно, именно это обстоятельство усиленно используется всеми теми, кто пытается придать одиночеству философский смысл рокового, всеобщего условия существования человека. Однако нужно всегда помнить, что эти, относительно самостоятельные «корни» питаются соком той социально-классовой почвы, в которой они вырастают и которая в общем и целом определяет сам смысл того, что люди воспринимают как нестерпимое одиночество».
Подобный вывод, очевидно, можно сделать и по поводу всех остальных категорий экзистенциалистской этики: они, несомненно, имеют и психологические, и нравственные, и гносеологические корня. Духовный мир человека многообразен, он включает в себя и переживания радости и горя, и творческих успехов, и сознание ответственности, которое у некоторых чрезмерно суживается, а у других расширяется до «вселенских масштабов», и ощущение одиночества, и переживания, связанные с болезнями и размышлением над смертью, и сам страх смерти. Все они, несомненно, могут быть предметом анализа и не только в рамках экзистенциализма, но и, как правильно подчеркивает академик М, Б. Митин, марксизма. Они могут быть предметом анализа психологического, логического, социального, этического. И здесь важно не отбрасывать категории, введенные буржуазной этикой, а раскрыть их содержание, границы действия, факторы, вызвавшие их к жизни.
Обилие категориальных структур в современной буржуазной этике нельзя представлять как проявление ее силы, поскольку сами структуры между собой системно не связаны. Как справедливо отмечает К. А. Шварцман, «само обилие школ в буржуазной этике служит... показателем распада буржуазного сознания, его неспособности выработать научную теорию морали. Каждая буржуазная этическая система выдвигает какую-то одну сторону нравственного процесса, один момент в структуре нравственного сознания, игнорируя другие». Идеалистическая и метафизическая методология исследования могла привести лишь к созданию групп описательных понятий для характеристики отдельных нравственных и нравственно-психологических феноменов, но не системы категорий в научном смысле этого слова.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam