Наука и техника Наука и техника - Понятийный аппарат ленинского анализа нравственности
  21.11.2018 г.  
Главная
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Авторизация





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Понятийный аппарат ленинского анализа нравственности
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
07.03.2012 г.

Понятийный аппарат ленинского анализа нравственности
Анализ категориальной структуры и опытов систематизации этических категорий в марксистско-ленинской этике целесообразно предварить рассмотрением понятийного аппарата ленинского анализа нравственности. На современном этапе этических исследований, когда философское и социологическое описание и осмысление нравственности становится все более глубоким, как представляется, что проникновение в «лабораторию» ленинской мысли, выявление особенностей его суждений в области этики, анализ понятийного аппарата могут оказаться чрезвычайно полезными в методологическом отношении. Подобный мета-этический анализ открывает возможность в какой-то степени исторически подойти к актуальной для современной марксистской этики проблеме выработки категориального аппарата.

Прошедшая на страницах журнала «Философские науки» дискуссия, а затем состоявшийся в году в Новосибирске симпозиум по проблемам категорий марксистско-ленинской этики показали, что эта задача является не легкой.
Как во время дискуссии, так и на симпозиуме обнаружились две тенденции: первая - свести категории этики к оценочным и нормативным понятиям добра, зла, чести, долга, достоинства, совести, ответственности и т. п., вторая - расширить рамки этических категорий, имея в виду, что этика выполняет не только деонтологическую, но и гносеологическую функцию: осуществляет познание природы нравственных феноменов, сущности и механизмов морального регулирования, генезиса моральных ценностей и т. п. Вторая позиция наиболее отчетливо представлена в публикациях Л. М. Архангельского, А. Г. Харчева, В. А. Ребрйна и ряда других авторов. Благодаря своей гносеологической функции этика тесно связана с философией и социологией и нуждается в их категориях. Более того, только оставаясь философской наукой, этика может анализировать свои «традиционные» категории, показывая их отличие от соответствующих моральных феноменов.
Переходя к анализу ленинских суждений о нравственности, необходимо отдавать себе отчет в том, что вопросами, морали В. И. Ленин занимался не специально, а в контексте решения политических, экономических, социально-классовых, философских проблем. Как правильно пишет О. Н. Крутова, «в центре внимания Ленина была мораль в ее реальном функционировании, мораль как фактор социальной практики». В ленинском этическом наследии нет специального анализа этических понятий в отличие от всестороннего анализа философских категорий «материя», «ощущение», «истина», «опыт», «практика» и др., проделанного им в работе «Материализм и эмпириокритицизм». Поэтому в ряде случаев вряд ли целесообразно в ленинских работах искать окончательный ответ на некоторые поднимаемые современной этикой вопросы. В частности, один из них - о соотношении понятий «мораль» и «нравственность».
Сторонники отождествления этих понятий в подтверждение своей позиции обычно ссылаются на ленинские работы. Однако внимательный анализ употребляемых В. И. Лениным терминов не дает оснований для подобных заключений. Понятия «мораль» и «нравственность» употребляются нередко в близкосмысловых, но не тождественных значениях. В частности, в известной речи на III съезде РКСМ оба понятия выполняют строго определенную смысловую нагрузку.
Чтобы воспитать коммунистов, говорил В. И. Ленин, «надо, чтобы все дело воспитания, образования и учения современной молодежи было воспитанием в ней коммунистической морали». Понятие «нравственность», употребляемое здесь же, берется в другом значении. «Мы говорим, что наша нравственность подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата. Наша нравственность выводится из интересов классовой борьбы пролетариата. Старое общество было основано на угнетении помещиками и капиталистами всех рабочих и крестьян. Нам нужно было это разрушить, надо было их скинуть, но для этого надо было создать объединение. Боженька такого объединения не создаст». И далее: «Нравственность это то, что служит разрушению старого эксплуататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг пролетариата, созидающего новое общество коммунистов».
Из приведенных отрывков видно, что понятия «мораль» и «нравственность», будучи равными по объему, у В. И. Ленина имеют различные смысловые нагрузки: мораль - для обозначения духовных явлений - моральных идеалов, норм, правил, убеждений, «психологии», «настроения», нравственность - для обозначения практической деятельности, мотивированной моральными идеалами, убеждениями, нормами. «Для коммуниста, - писал В. И. Ленин, - нравственность вся в этой сплоченной солидарной дисциплине и сознательной массовой борьбе против эксплуататоров».
Пользуясь современной методологией, и можно было бы сказать так: одно и то же социальное явление, рассматриваемое с разных сторон, аспектов, раскрывает свои особые, специфические свойства, вызывающие необходимость их обозначения в близкосмысловых терминах. Понятие «мораль» обозначает совокупность форм духовного отражения общественного бытия и деятельности людей (гносеологический подход), «нравственность» - становление и функционирование определенного вида общественных отношений, реализующих в своей структуре моральное сознание (социологический подход). Нравственность есть объективация морали, вид общественных отношений. Между моралью и нравственностью лежит область воспитания. «В основе коммунистической нравственности лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма. Вот в чем состоит и основа коммунистического воспитания, образования и учения», - говорил в этой же речи В. И. Ленин.
Таким образом, В. И. Ленин, с одной стороны, достаточно четко разграничивает смысл употребляемых понятий (не случайно, что он рядом ставит два вопроса: «... существует ли коммунистическая мораль? Существует ли коммунистическая нравственность?»), с другой - показывает диалектику превращения духовного в практическое, морали в нравственность, достигаемую через сложный процесс воспитания, образования, учения.
В ленинском понятийном анализе морали и нравственности можно выделить как бы два ряда категорий: первый - для обозначения элементов морального сознания и нравственных отношений («поведение», «оценка», «правило», «норма» и т. п.), второй - понятия, используемые для раскрытия содержания и обоснования категорий первой группы («факт», «свобода воли», «требование», «противоречие», «общественные отношения», «детерминизм» и др.). В «Философских тетрадях» В. И. Ленин пишет о категории «добро»: «Доброе» есть «требование внешней действительности», т. е. под «добром» разумеется практика человека, требование и внешней действительности».-
Эта рядоположенность двух систем категорий, понятий, вероятно, является объективной закономерностью развития этики как науки и в тот период, когда она развивалась как «боковая» ветвь исторического материализма, и сегодня, когда она превратилась в самостоятельную дисциплину. В своей практической функции этика есть деонтология. Однако она не может существовать лишь как деонтология, не будучи внутренне связанной с гносеологией - познанием, объяснением моральных предписаний. Осуществляя гносеологическую функцию, этика из учения о должном поднимается до уровня науки о диалектике сущего и должного в философском, социологическом, аксиологическом, педагогическом и психологическом аспектах рассмотрения. Понятийный аппарат ленинского анализа нравственности и является как раз отражением этой диалектики.
Богатство понятийного аппарата в ленинском анализе морали и нравственности обусловлено особенностями его методологии.
Будучи детерминистом, В. И. Ленин никогда не упрощал характера взаимосвязи экономики и нравственности, политики и морали, религии и нравственности и т. п. Поэтому он не оставил без внимания идеалистическую интерпретацию морали со стороны субъективистов - народников и «романтиков-экономистов» (идею детерминации поступков «свободной волей» Ленин называет «вздорной побасенкой», исключающей возможность объективной оценки человеческих действий).
Как практик-революционер он большое внимание уделял роли морального фактора в решении политических задач. Отсюда богатство в его статьях и выступлениях нормативных понятий.
«Идеи становятся силой, когда они овладевают массами», - писал он в статье «Удержат ли большевики государственную власть?». А в «Проекте программы РКП (б)» В. И. Ленин призывает «особенно большое внимание обратить на развитие и укрепление товарищеской дисциплины трудящихся и всестороннее повышение их самодеятельности и сознания ответственности. В этом состоит главнейшее, если не единственное, средство окончательно преодолеть капитализм и привычки, созданные господством частной собственности на средства производства».
Употребляемые здесь нормативные понятия («дисциплина», «самодеятельность», «ответственность») обозначают нормы и принципы складывающейся коммунистической морали. Авторы первых марксистских работ по этике в послереволюционные годы считали своей главной задачей пропаганду этих и подобных им принципов. На первый план выдвинулась нормативная функция марксистской этики. Поэтому и используемый ею категориальный аппарат носил конкретно-содержательный характер.
В то же время В. И. Ленин постоянно употребляет и абстрактные понятия, используемые им для раскрытия функциональной природы нравственности. Рассматривая виды социального регулирования, он отмечает, что помимо государства, права, религии существуют и другие способы регуляции. «...Было время, когда государства не было, когда держалась общая связь, самое общество, дисциплина, распорядок труда силон привычки, традиций, авторитетом пли уважением, которым пользовались старейшины рода или женщины, в то время часто занимавшие не только равноправное положение с мужчинами, но даже нередко и более высокое...»
В работе «Государство и революция» Ленин обращает внимание на диалектику превращения правил в привычку. В коммунистическом обществе, писал он, «необходимость соблюдать несложные, основные правила всякого человеческого общежития очень скоро станет привычка и». И, однако, процесс замены старых привычек новыми чрезвычайно сложен и длителен («дело переработки всех трудовых навыков и нравов - дело десятилетий»).
Процессы нравственной жизни общества В. И. Ленин анализировал на основе учета деятельности как классов, масс, так и отдельных людей, личностей - непосредственных субъектов нравственной деятельности и усвоения моральных правил, ценностей. В морали Ленин видит диалектическое единство социального и индивидуального. Мораль как идеологический и социально-психологический процесс отражения общественного бытия, как массовое сознание опирается на глубокие корни в психической деятельности личности: оценку, целеполагание, одобрение, радость, возмущение и т. п.
Описывая моральные состояния индивидуумов, В. И. Ленин использует многие из тех понятий, которыми оперировала психологическая этика домарксовских материалистов. Но изучение личности производится не абстрактно, а конкретно, как единицы определенной социальной общности. В статье «От какого наследства мы отказываемся?» В. И. Ленин раскрывает реальные истоки моральных переживаний людей: «...ни один живой человек не может не становиться на сторону того или другого класса (раз он понял их взаимоотношения), не мол-сет не радоваться успеху данного класса, не может не огорчаться его неудачами, не может не негодовать на тех, кто враждебен этому классу, на тех, кто мешает его развитию распространением отсталых воззрений и т. д. и т. д.».
«Радость», «огорчение», «негодование», «возмущение» и другие «страсти» (по терминологии домарксовских этиков) - это морально-психологические состояния, обусловливаемые образом жизни реальных личностей. Они социальны по своей природе, возникают в отношениях между отдельными индивидами и между социальными группами («массами»). «Масса втягивается в движение, энергично участвует в нем, высоко ценит его и развивает героизм, самоотверженность, настойчивость и преданность великому делу...».
Наряду с морально-психологическими состояниями В. И. Ленин во многих работах выделяет специфически моральные феномены: сознание и чувство долга, совесть, честь, достоинство, счастье. Эти понятия являются традиционными категориями
этики. В работах В. И. Ленина они рассматриваются преимущественно со стороны содержания, внешних требований, объективного, что имеет непосредственное значение для практики, для формирования соответствующих убеждений у читателей, к которым были обращены ленинские слова. «Да! - восклицал он. - Мы признаем долг товарищества, долг поддержки всех товарищей, долг терпимости к мнениям товарищей, но для нас долг товарищества вытекает из долга перед русской и перед международной социал-демократией, а не наоборот».
Для воспитания у пролетарских масс революционного долга, правильного понимания своих задач В. И. Ленин нередко приводит либо описание нравственного облика революционера, либо сложную политическую ситуацию «разыгрывает» на примере взаимоотношения людей. Например, давая оценку деятельности Н. Г. Чернышевского, В. И. Ленин подчеркивает, что он показал, «каким должен быть революционер, каковы должны быть его правила, как к своей цели он должен идти, какими способами и средствами добиваться их осуществления». Здесь понятия «долг», «правило», «цель», «средство» берутся в обыденном значении, как формы человеческого мышления; будучи использованы в определенном контексте, они несут в себе образец революционного энтузиазма, верности идее, стойкости и мужества.
При описании нравственности как сферы отношений людей и проявления их активности В. И. Ленин часто употребляет понятие «качество». В статье «От разрушения векового уклада к творчеству нового» он называет нравственные качества пролетариата, поднимающие его над всеми другими классами общества. «Выдержка, настойчивость, готовность, решимость и умение сотни раз испробовать, сотни раз исправить и во что бы то ни стало добиться цели, - эти качества пролетариат вырабатывал в себе до Октябрьской революции, он вырабатывал их в течение двух лет после этой революции, перенося невиданные лишения, голод, разорение, бедствия. Эти качества пролетариата - порука, что пролетариат победит». В другой работе он пишет о мещанстве и филистерстве как нравственных качествах, «которые так процветают в мелкой буржуазии, у мелких служащих, у «интеллигенции»...».
Нравственные качества В. И. Ленин рассматривает в содержательном плане. Мы находим у него перечисление таких качеств, которые непосредственно связаны с задачами революции и построения социализма. «Надо, - писал он в году,- вселять бодрость в сердца, призывать к твердости духа, умножать сознательность и укреплять товарищескую дисциплину».
Сама ценность нравственных качеств, согласно Ленину, изменяется соответственно изменению стоящих перед классом и партией задач. В статье «Очередные задачи Советской власти» (первоначальный набросок) он пишет о том, что «лозунг практицизма и деловитости пользовался небольшой популярностью среди революционеров. Можно сказать даже, что не было среди лих менее популярного лозунга. Вполне понятно, что, пока задача революционеров состояла в разрушении старого капиталистического общества, они должны были относиться к такому лозунгу с отрицанием и с насмешкой... Совершенно понятно, каким образом дело должно было измениться в корне после завоевания власти пролетариатом... после приступа к работе по созданию в широком масштабе основ нового, т. е. социалистического общества... Главным и очередным является теперь лозунг именно практичности и именно деловитости».
Последнее замечание имеет особую актуальность для нашего времени, когда повсеместное внедрение научной организации труда заставляет по-новому взглянуть на весь арсенал нравственных качеств человека и произвести их некоторую переоценку в свете задач, встающих перед обществом развитого социализма на современном этапе коммунистического строительства, развертывания научно-технической революции.
В ленинских работах нередко можно встретить применение этических оценок к общественным явлениям с соответствующим понятийным аппаратом. Давая им оценку как «справедливым» или «несправедливым», он использовал в качестве основания (критерия) понятия «равенство», «равноправие» (своеобразную модификацию «золотого правила»). Что значит «справедливый закон?», спрашивал В. И. Ленин в статье «Объяснения закона о штрафах». «Если бы рабочие были действительно равноправны с фабрикантом, тогда закон для фабриканта должен бы был быть такой же, как и для рабочего. Если рабочий прекращает работу, он теряет плату и платит штраф. Значит, если фабрикант произвольно прекращает работу, он должен бы был, во-первых, платить рабочему полную заработную плату за все время простоя фабрики, а, во-вторых, должен бы подлежать и штрафу. Но ни того, ни другого в законе не постановлено».
Объективность, равенство, беспристрастность - основание справедливости, по Ленину. И, наоборот, пристрастность, неравенство, субъективизм - основание несправедливости. «Закон,- пишет Ленин,- оставляет рабочего беззащитным, оставляет хозяину возможность притеснений. Ясно, что закон пристрастен, составлен к выгоде фабрикантов, и несправедлив».
Идея справедливости для Ленина не является пустой и беспомощной фразой. Сознание и чувство справедливости борьбы за новое общество играют громадную революционную роль. Идея справедливости, дополняя научную критику капитализма, показывает его несостоятельность во всемирно-историческом масштабе. Ленинский подход к социальной действительности соединял в себе научное объяснение путей изменения общества с моральной критикой капитализма, что, несомненно, способствовало формированию у рабочего класса революционного энтузиазма и решимости перестроить общественные отношения.
Рассмотренный понятийный аппарат не охватывает, конечно, всех понятий, употребляемых В. И. Лениным при анализе морального фактора. Эта задача для настоящей работы была бы слишком обширной. Своей целью мы ставили выявить лишь основные понятия, причем через раскрытие основных методологических принципов ленинского анализа нравственных явлений. Такой метаанализ нам представляется полезным во многих отношениях. Во-первых, он дает возможность сравнить состояние этического знания на различных этапах развития марксистской этики. Во-вторых, выявить достижения и просчеты в разработке категориального аппарата в современной этике. В-третьих, обратить внимание всех занимающихся проблемами этики на необходимость более четкого употребления понятий, изгнания двусмысленности, публицистической вольности из теоретических работ, раскрытия этического аспекта общефилософских и социологических понятий, что, бесспорно, будет способствовать повышению культуры этических исследований.

 
« Пред.   След. »
Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
Опросы
В России установился строй:

Кто на сайте?
   
designed by sportmam