Наука и техника Наука и техника - Счастье
  10.12.2018 г.  
Главная arrow Блог arrow Счастье
Главное меню
Главная
Новости
Блог
Ссылки
Контакты
Поиск
Карта сайта
Философия
Сознание
Материализм
Лингво
Эволюция
Кибернетика
Био
Эмоции
Живое
Психика
Счастье
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
25.10.2013 г.


Каниф Хакимов:
«Счастье человека в сознании собственного бессмертия»

Половина россиян сегодня - по данным Госстата - на предпоследнем месте по уровню жизни, хуже живут лишь островитяне Мадагаскара - по данным ООН.
Наши СМИ пытаются доказать сомнительные утверждения американского нейрохирурга Раймонда Моуди о "жизни после смерти". Кое-кто старается всучить нам его "записки с того света" со слов очевидцев(?).

Много десятилетий нам доказывали доказывали: "Настоящая жизнь наступит, когда дойдем до коммунизма". Помните, в 1963 г. мы в Поволжье ждали голод при социализме, а Н. Хрущев на весь мир провозгласил: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Идея всеобщего благоденствия в том обществе - "От каждого по способности, каждому по потребности!" И этот "каждый" отчетливо представлял недюжинные потребности, а как "по способности" (трудиться, значит), извиняйте. Нас уверяли так, будто сами побывали в обещанном нам коммунистическом обществе.
В отличие от этих агитаторов, приведу диалог в поезде с одним святым отцом. На вопрос: "Есть ли Бог и видели ли Вы его"? - он ответил: «Его никто не видел. Вот мы с вами дышим - это Бог; ощущаем тепло солнца -  это Бог; слышим шелест зелени, разговариваем - все это Он, Бог, Творец. Поверили люди в Бога - и слава Богу: они ничего не потеряли, а приобрели спасительный душевный покой.
Опять же, слава Творцу нашему, живут этим". Нам же покой только снился. Я с 14 лет работаю, член профсоюза с 16 лет, в армии 18-летним приняли в ВКП(б). В моей трудовой книжке ни одного дня перерыва стажа. Воспитанные идейными, мы жили постоянными подходами к горизонту, достигнув которого можно прописаться в коммунистическом общежитии.
И вот теперь Р. Моуди со своими последователями пытается уверить меня в "жизнь после смерти": хочет убедить уже мистическими "сновидениями" психически больных, проходивших у него реанимацию. Эти несчастные люди стояли одной ногой на пороге той самой жизни после смерти?..
Казанский профессор В. Жаворонков в одном из интервью сказал весьма, кажется, убедительно: "Свидетельства тех «очевидцев» (по сути - физически больных людей) ни что иное, как мыльный пузырь, рассчитанный на наивного суевера". И я разделяю точку зрения ученого медика.
Мне было 15 лет, когда трижды за зимний вечер, замерзая, видел этот "свет в конце тоннеля". Случилось это в январе 1942-го в пос. Палатка, что на 87-м километре от Магадана по Колымской трассе.
Мы, интернатские дети, в один из воскресных дней, позавтракав, решили совершить лыжную прогулку до сопки, прозванной Сахарной Головкой.
Это километрах в пятнадцати. Взобрались мы на нее в полдень, скатились с ветерком. Ребята - домой, а мне захотелось еще раз испытать удовольствие: "Идите, я вас догоню". И "елочкой" на вершину. Пока поднимался, видел удаляющихся ребят, был спокоен. Стремглав съехав к подножию, глянул вослед лыжне: слилась с горизонтом. Я рванул вдогонку, но одиночество охладило мой пыл, и силы были на исходе. Чувство голода стало неотвязным, надвигавшиеся же сумерки будоражили сознание.
Когда до поселка осталось всего-то перевалить гору, силы вконец оставили, а ноги налились свинцом. И я решил лечь, вздремнуть... Наломал пихтовых веток, уложил на снег, рядом воткнул бамбуковые палки: вдруг замерзну или пурга заметет, чтобы отыскали - не глупый ли? И, не снимая лыж, плюхнулся на веточное ложе. Какое же это приятное чувство - томление, когда от усталости все тело наливается немотой. Вот наступила дрема, мозг отключился от сознания… Даже сейчас, по прошествии 65 лет страшно подумать: со мной могло случиться непоправимое.
За страхом замерзнуть во мне загорелось желание досмотреть сон, в котором было больше жуткого, чем любопытного.
Я смотрел на себя со стороны: продрогшего, в тонкой одежонке. И сегодня не могу объяснить: я - на грани отключения, но не заснул, а себя вижу со стороны, перед воткнутыми в снег лыжными палками. Невольно мозг пронзила мысль: "Вставай! Немедленно! Ты замерзнешь!"
С неимоверным усилием я открыл отяжелевшие веки, встал на ноги. Я не катился, а волочил лыжи, потом чувствую, что топчусь на месте: выдохся.
Опять собрался укладываться "отдохнуть". Снова видел себя со стороны в светлый солнечный день: что это со мной? Ведь кругом ночь...
Вновь поплелся, шаря палкой лыжню; понимаю: собьюсь с нее, упаду - не поднимусь, точно замерзну. Сорвал несколько пихтовых лап, бросил на лыжню, снова устроился на отдых. Третью серию на себя со стороны я уже досматривал вставая: не поддамся! И крепко сжал палки: боялся - выроню и будет конец...
Засверкали огни уличного освещения поселка. Оказывается, третий привал был на расстоянии вытянутой руки. Оттолкнулся из последних сил, понесся вниз. У подножия горы уже собрались ребята и воспитатели: на поиски. Обошлось! Меня даже не наказали.
Второй раз это случилось через 33 года. В январе 1956-го рано утром пошел по лиману от Анадыря в аэропорт. Улетал в командировку, хотел успеть на рейс. Поверьте, нигде погода не бывает так непредсказуема, как на Чукотке. В мгновение ока все вокруг накрыла пурга: куда ни глянь - свинцовая пелена. Несколько сот метров я ориентировался по направлениям отвалов бульдозера. На шестой - седьмой ли раз отвалы кончились - занесены снегом. Решил вернуться в Анадырь, а следа не найду. Стал кружить - может, наткнусь хоть на какой-то признак отвала… Поблуждав, я уткнулся в какой-то торос, посмотрел время - половина первого. Значит, я "в пути" 6 с половиной часов. Спрятался за торосом, присел.
Зимой от усталости особенно располагает ко сну. "Вздремну, пожалуй". О том, что я замерзну, не думал: одет тепло. Я мгновенно уснул, оказалось, крепко. Проснулся от видения себя на дне колодца (многие вспоминают именно колодцы, светлые на дне, или свет в конце тоннеля). На светлом пятачке колодца вижу себя со спины: продрогший, съежившийся. Он, то есть я, оглянулся, и меня обуял страх: как же выберусь?
Мне надо встать! И я вижу со стороны, как "тот", в колодце встает. Встал и я. Он расправил плечи, переступает с ноги на ногу, то же делаю и я. Со дна колодца доносится: иди, иди тебе говорят. Мне не хотелось умирать: мама будет плакать, и работы много не сделано… Побрел. Куда? Не знаю. В щелках приоткрытых глаз - мираж: шоссейная дорога с машинами на любой вкус, в основном "Победы". По тротуарам вышагивают прохожие, хотя соображаю, что асфальт - голубая мечта. И иду к шоссе…
Проф. Вл. Жаворонков: "При клинической смерти внешние раздражители, поступающие в кору головного мозга, могут деформироваться или трансформироваться в самые различные ощущения".
По опросам своих пациентов, переживших кому, Р. Моуди пришел к убеждению, что существует загробная жизнь. А кто, побывав там, вернулся, чтоб рассказать ему об этом?..
Но в одном я уверен: счастье человека в сознании собственного бессмертия от незнания точной даты своего конца. Иначе?.. Кто-то зная, что завтра он не жилец, сегодня бы такое натворил, что подумать страшно. Кто- нибудь представит, в какой бы вакханалии пришлось нам жить?..

 

Добавить комментарий

Техника
Техтворчество
Машины
Курьезы
История техники
Непознанное
НЛО
   
designed by sportmam